Игра на бирже

Глава 9 Возможен ли успешный трейдинг



Трейдинг. Вы покупаете акции в 10 часов утра и продаете их в 12 часов дня. За полчаса до закрытия биржи вы покупаете другие акции с тем, чтобы продать их завтра. После этого вы покупаете третьи акции и планируете держать их две недели, торжественно объявляя знакомым, что вы начали мини-инвестирование. Параллельное этим вы ведете трехдневную игру на понижение курса для четвертых акций...

Это — трейдинг, именно то, от чего предостерегает новичка боль­шинство книг по биржевой игре. Не начинайте эту игру! говорят они. На малом отрезке времени поведение акций непредсказуемо! Это самый на­дежный способ проиграть все свои деньги! И так далее и тому подобное. Однако, если посмотреть биографии людей, которые сделали состояния на бирже, то выяснится, что большинство из них занимались именно трейдингом.

Сколь опасен трейдинг? Не более чем инвестирование, где ком­пании тщательно выбираются на основании их фундаментальных по­казателей. Ведь блестящие успехи компании в прошлом не являются гарантией будущих успехов. В любой момент в ней может смениться руководство, и новая политика компании уже не будет такой успеш­ной. Оценки рынка сбыта могут быть ошибочны, если конкуренция окажется серьезнее, чем предполагалось. Растущие продажи популярного лекарства могут неожиданно сорваться, если обнаружатся его побочные действия. Блестяще разработанный микропроцессор может дать сбои на непредвиденных операциях, которые не были включены в тестирование. В автомобилях проявляются скрытые дефекты. В бухгалтерские отчеты вкрадываются неточности или неправильно интерпретируемые цифры.

Пожар, наводнение, ураганы, которые так часты в США, — все эти не­предсказуемые факторы делают инвестирование таким же рискованным, как и трейдинг.

Малый выигрыш — кричат противники трейдинга, в основном представленные аналитиками инвестиционных фондов. Но каковы успе­хи этих фондов, опирающихся на советы своих консультантов? По данным Бартона Малкила (Burton Malkiel), в 1984— 1994 годах сред­няя прибыль от акций всех компаний, входящих в индекс S&P — 500, составила 14,33% в год. А средний фонд, выбирая компании для ин­вестирования на основании рекомендаций аналитиков-профессионалов дал своим клиентам только 12,15% прибыли в год.

Вторая мощная группа противников трейдинга — это университет­ские ученые. Какова же идейно-теоретическая платформа этих людей? Они все еще придерживаются старых воззрений пятидесятых годов: пове­дение рынка непредсказуемо, акции не имеют памяти и поэтому анализ прошлого не имеет никакой практической ценности. Малые корреляции, обнаруженные компьютерами, не позволяют получить большую прибыль.

Чем объясняется консервативность университетской профессуры? Представьте, что вы читаете лекции студентам и начинаете рассказывать о методах игры на бирже. Вы перечисляете один метод за другим, формулируете правила и законы, но при этом постоянно ожидаете вопроса: профессор, если вы такой умный, то почему вы не богатый? Идеология случайных блужданий, ведущая к утверждению, что рынок не может дать более 10% в год, а все остальное — игра случая, создает лектору психологический комфорт.

А какую прибыль может дать трейдинг? Представьте, что вы разра­ботали систему трейдинга, которая позволяет выигрывать 1 % в неделю. При использовании такой системы ваш начальный капитал за год вы­растет на 68%. Возможно ли это? История говорит, что возможно. Но на это у противников трейдинга есть свой контраргумент: существование одиночных гениев трейдинга согласуется с теорией вероятностей, но ничего не доказывает! Что здесь имеется в виду? Это утверждение нам хотелось бы прояснить.

Представьте, что вы стоите на сцене перед 1024 зрителями и пред­лагаете им угадывать, какой стороной упадет монета, которую вы под­брасываете. После первого броска половина зрителей угадала правильно, так как вероятность угадывания равна ½. Вы объявляете, что угадавшие зрители весьма способные предсказатели, и предлагаете второй половине выйти из зала. В зале остается 512 человек, после второй попытки — 256 человек, после третьей — 128 человек, и т.д. Наконец, после десятой попытки в зале остается один человек, который угадал 10 раз подряд. Это и есть «гений». Появление такого гения вполне согласуется с теорией ве­роятностей. Его можно показывать по телевизору, он будет писать книги о своих достижениях, выступать с воспоминаниями о том, как с детства готовился к своей трудной и опасной профессии предсказателя. Един­ственное, что ему не надо делать, — это продолжать угадывать дальше, потому что его «гениальный» успех результат случайного везения.

Однако не все удачливые трейдеры просто везунчики. Когда вы будете читать книги о трейдерах, которые сделали на бирже сумасшедшие деньги, постарайтесь отфильтровать все эмоциональные заявления и понять, что лежало в основе их успеха: простое везение или тщательно разработанная система трейдинга.