Энергетика


Можно с уверенностью сказать, что вступление нашей страны в постиндустриальную эру должно начинаться не с Москвы, а с Севера. Не случайно Финляндия, треть территории которой расположена в Заполярье, стала в прошлом году мировым лидером в области использования ресурсов Интернета - каждая четвертая семья в этой стране имеет доступ к всемирной паутине, а более 40% семей - персональный компьютер. Сходное положение и в других странах Скандинавии, в Канаде, Исландии. Финляндия лидирует и по телефонизации - каждый третий финн имеет сотовый телефон.

Нашим северянам тоже есть, чем гордиться. Так, например, каждая третья семья в Надыме имеет свой персональный компьютер, а число подписчиков на журнал Домашний компьютер в Ханты-Мансийске вдвое больше, чем в Санкт-Петербурге. Северяне стремятся к компьютеризации не меньше, чем жители столичных городов.
Энергетика
Электро- и теплоснабжение Северо-Востока осуществляют работающие изолированно от сетей РАО ЕЭС России Якутская, Магаданская и Камчатская энергосистемы, поэтому в каждой из них необходимо поддерживать резервные запасы топлива. Учитывая сложность его доставки, следует осваивать возобновимые энергоресурсы (ГЭС, геотермальные ТЭС, ветроэлектростанции), что выгодно инвесторам. Так, на строительство Мутновской геотермальной ТЭС от Мирового банка был получен кредит в 100 млн. долл.
ТЭК Дальнего Востока может стать катализатором развития сотрудничества со странами АТР.

РАО ЕЭС России уже выполнены предварительные проработки крупномасштабного проекта по строительству энергомоста для экспорта электроэнергии в Японию. Предусматривается возведение двух крупных экологически чистых ТЭС на Сахалине (общей мощностью 6 млн. кВт), каскада ГЭС на реках Учур и Тимпон мощностью 5 млн. кВт в Республике Саха (Якутия).

Обустройство Арктики должно производиться быстро с применением легкой и мобильной техники, что удешевляет производимые работы. Строительные работы на Российском Севере обходятся на порядок дороже, чем в обжитых районах, в то время как на арктических берегах Северной Америки они лишь в 4 раза выше, чем в центре страны. Это определяет сжатые сроки строительства. Так, 700-километровая железная дорога к Пайт-Пойнту на Большом Невольничьем озере (Канада) была сооружена на вечной мерзлоте в предгорьях Кордильер всего за два сезона.

Российская Арктика может стать хорошим полигоном для испытаний и отработки новейших образцов техники. Ведь то, что прошло испытание Севером, годится и везде.

Весьма актуальна и проблема энергетического самообеспечения регионов Крайнего Севера при помощи малогабаритных высокопроизводительных модулей глубокой переработки нефти непосредственно в местах ее добычи, а также в совершенствовании ветроэнергетических установок различной мощности. В 1996 г. на Командорских островах (село Никольское) сооружены две ветроустановки датского производства мощностью по 250 кВт. Их работа позволяет сэкономить ежегодно около 400 т дизельных топлива и масла.

Итоги
Таким образом, следует заключить, что экономическая эффективность арктической экономики будет напрямую зависеть от темпов и интенсивности освоения арктического природно-ресурсного потенциала, а также от удовлетворения коммерческого интереса других стран к северному морскому трансъевразийскому транзиту товаров.
Ключ к раскрытию богатств российской Арктики находится во взаимоотлаженной системе транспортно-промышленных комплексов, обеспечивающих необходимые параметры добычи, первичной и глубокой переработки и доставки сырья, полуфабрикатов и конечного продукта потребителям, при одновременном выполнении арктическим флотом задач жизнеобеспечения северных территорий.

Тем временем, дело идёт к тому, что Арктика разделит судьбу космоса, вместе станут, так сказать, пространственными символами окончательной потери Россией национального достоинства, национального величия, национальной независимости.























Заключение
Третье тысячелетие России лучше начинать с фантастического по масштабам, но реального по исполнению проекта.

Сейчас много говорится о глобализации. Если Россия собирается встраиваться в глобальную систему жизнеустройства, то этот проект должен содержать стимулы к развитию своих собственных пространств.




Можно констатировать, что идея установления прямого железнодорожного сообщения с Сахалином, а также соединения с японской сетью железных дорог через пролив Лаперуза и остров Хоккайдо из порядка фантастических перешла в разряд практических проектов.

В дальнейшем, проект создания нового транспортного коридора Америка - Россия - страны Юго-Восточной Азии не менее реален, чем проект соединения Транссиба с Сахалином и Японией. Исследования по этому направлению следует начинать именно сейчас, во взаимосвязи с рассматриваемыми широтными проектами. Осуществление этих задач мирового масштаба в комплексе позволит полностью реализовать исключительный транзитный и ресурсный потенциал дальневосточных и сибирских территорий России, разрешая попутно проблемы освоения наших восточных пространств, тем самым предупреждая угрозу китайской экспансии на российские земли.
Широкомасштабные исследования по проекту Северная Америка Россия Юго-Восточная Азия уже восемь лет ведутся учеными и специалистами России, США, Канады, Великобритании, Франции, которые объединены под эгидой Международной корпорации. Экономическая отдача этого проекта не вызывает сомнений. Результаты исследований представлены во Всемирный банк, в правительства России и США.

Основным условием вывода проекта на новый уровень является заключение межправительственного соглашения России, США и Канады, над которым сейчас идет работа.

Необходимо рассматривать проекты не изолированно, а в неразрывной связи с программами комплексного развития территорий, по которым эти коридоры будут проходить. Транзитный потенциал обсуждаемых проектов велик. Например, по меридиональному направлению Северная Америка - Юго-Восточная Азия предполагаемый объем грузоперевозок может достигнуть, по различным оценкам, от 30 до 40 млн. тонн, а по направлению Япония - Европа - до 12 млн. тонн в год.

Осуществление столь крупных проектов создаст мощный импульс развития территориям, которые сейчас освоены слабо или совсем не освоены и не могут быть эффективно вовлечены в хозяйственный оборот без создания транспортной и энергетической инфраструктуры.
В результате исследований, проведенных специалистами разных стран по проектам транспортных коридоров, как широтного, так и меридионального, доказана их техническая осуществимость. Этот вывод озвучен на ряде международных конференций [12].

Ключевым моментом является привлечение инвестиционных ресурсов. Стоимость проекта через Берингов пролив оценивается в 50-60 млрд. USD, проекта соединения с Японией 10-15 млрд.

USD, причем они могут быть освоены за 15-20 лет.

Есть ли в мировом сообществе достаточные инвестиционные ресурсы? Несомненно, есть. Свободные инвестиционные средства в странах АТР составляют 500-600 млрд. USD, а транспортные проекты, осуществляемые ныне в этих странах, оцениваются примерно в 200 млрд. USD.

Хотя ни один из них, ни даже их совокупность не превосходит по значимости рассматриваемые проекты.

Проекты соединения Транссиба по сухопутным коридорам с железными дорогами Японии (через Сахалин) и Северной Америки по своему значению уникальны как для нашей страны, так и для мирового сообщества в целом. Они призваны укрепить экономическую базу цивилизации ХХI века.

Кроме этого, в ответ на игнорирование Западом законных геополитических интересов России и общей неудачи западнически настроенных реформаторов, в России приходит к власти антизападная, антилиберальная коалиция. Она круто поворачивает курс внешней политики на Восток, на союзничество с неудобными Западу режимами и, по возможности, на прочный альянс с Китаем. Эта политика в мировоззренческом и идейном плане подкрепляется альтернативным вариантом постиндустриального общества, более соответствующим духу незападных цивилизаций.

Одно из направлений такого развития - критика цивилизации заменителей, культ натуральных продуктов и естественных образцов. Учитывая богатство своих природных ресурсов, Россия могла бы усмотреть в этом реванше естественного над искусственным шанс и выходы на рынки богатых стран - потребителей натуральных изделий, - т.е. создание альтернативного проекта постиндустриального будущего. Идея новой, натуральной, экономики, бесспорно, придется по душе народам, населяющим Россию (до сих пор она с необыкновенным энтузиазмом реализовывалась на садовых участках).
Экономика натуральных продуктов требует не только изобилия сырья, но и изобилия рабочих рук. На этой базе мог бы сложиться экономический и геополитический союз России и Китая, в рамках которого эти страны обогащали и дополняли бы друг друга.
Например, мы могли бы принять у себя какую-то часть китайцев, запустив в качестве сельскохозяйственной рабочей силы (исторический опыт сосуществования с азиатскими народами у России, несомненно, имеется): в России не хватает крестьян. Нетребовательность, неприхотливость, высокая работоспособность китайцев, знание натуральных сельскохозяйственных технологий, не утраченный опыт обращения с землей, умение вести натуральное хозяйство все эти китайские плюсы могли бы стать отличным дополнением традиционному русскому образу жизни.



Содержание  Назад  Вперед