Секторное разделение Арктики


кв. км. Этим постановлением Советский Союз признал закрепленную Парижским договором от 9 февраля 1920 г. принадлежность островов архипелага Шпицберген Норвегии. Справедливости ради, следует отметить, что в Постановлении от 15 апреля 1926 году Шпицберген не упоминался, и речь шла о землях и островах, составляющих к моменту опубликования постановления признанные Правительством СССР территории какихлибо иностранных государств, находящиеся в Северном Ледовитом океане, лежащих между 32 градусами и 35 градусами восточной долготы. Однако, признавая суверенитет Норвегии над Шпицбергеном, СССР специальной купчей грамотой закрепил за собой право на разработку нескольких участков Шпицбергена.
Права СССР в арктических районах, принадлежащих к ее территории, обеспечивались также рядом других законодательных актов, в частности, законом СССР о Государственной границе 1982 г., Указами Президиума Верховного Совета СССР О континентальном шельфе Союза ССР 1968 г.. Положения этих нормативноправовых актов перешли и в российское законодательство о государственной границе и континентальном шельфе. В частности, в Закон РФ О государственной границе Российской Федерации от 1 апреля 1993 г.
Дания, Норвегия и США не принимали специальных актов по арктическим районам, прилегающим к их территории. Однако их законодательство о континентальном шельфе, экономических и рыболовных зонах распространяется и на эти районы.
Подобное секторное разделение Арктики не вызвало в момент его проведения какихлибо возражений иных, неарктических, государств и было дефакто принято. Этого фактического признания было достаточно до тех пор, пока, как говорится, с развитием науки и техники, проблема разработки ресурсов Арктики из области фантастики и легендарных исследователей не перешла в практическую сферу.
В последнее время заметно активизировалась научноисследовательская деятельность ряда стран в Арктике, в том числе и в пределах полярного сектора России. Так, по сообщениям уже цитировавшейся газеты Коммерсантъ, только в 1998 г. в сектор российских полярных владений совершено не менее десяти морских научных экспедиций США, Норвегии и Германии. В частности, в июлеавгусте немецкое научное судно Polarstern провело объемные исследования в море Лаптевых, недалеко от границ 200мильной экономической зоны России.

США продолжали начатую четыре года назад беспрецедентную программу изучения Арктики при помощи атомных подводных лодок, оснащенных новейшими системами для картографирования морского дна и донных отложений.
Учитывая принятие и присоединение России к Конвенции по морскому праву 1982 г., усиление интереса к российскому арктическому сектору иностранных государств, сегодня необходимо разработать новые правовые обоснования претензий Российской Федерации на свою арктическую зону.
Безусловно, в основе этого обоснования должны быть и фактическое закрепление, начиная с 1926 г. за СССРРоссией полярных владений, и вековой опыт освоения Россией земель в Северном Ледовитом океане. Однако изменившаяся международноправовая ситуация делает только исторические ссылки недостаточными. Негоже, чтобы изза бюрократической медлительности (достаточно вспомнить историю с ратификацией Конвенции 1982 г., когда Россия буквально вскочила на подножку уходящего поезда) Россия потеряла значительную часть своего континентального шельфа.
Другие арктические государства уже предпринимают необходимые шаги по закреплению своего суверенитета над соответствующими арктическими секторами. В то время как Россия, похоже, решила от него избавиться. Именно этот вывод следует из определения арктической зоны, содержащегося в законопроекте Об арктической зоне, внесенном в Государственную Думу России Советом Федерации 21 апреля 1999 г.
История этого вопроса такова. В июле 1998 г. в Государственную Думу Советом Федерации был внесен проект Федерального закона Об арктической зоне Российской Федерации. В соответствии с этим вариантом законопроекта, арктическая зона определялась как часть Арктики, находящаяся под суверенитетом и юрисдикцией Российской Федерации. В нее включались: а) территории субъектов Российской Федерации (далее следовал их подробный перечень); б) открытые и могущие быть открытыми в дальнейшем земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане к северу от побережья Российской Федерации до Северного полюса, находящиеся в пределах границ, проходящих на западе по меридиану 32 градуса 435 восточной долготы (а в пределах от 74 градуса до 81 градуса северной широты по меридиану 35 градусов восточной долготы), на востоке по меридиану 168 градусов 5837 западной долготы; а также в) внутренние воды и территориальное море Российской Федерации; г) исключительная экономическая зона и континентальный шельф, прилегающие к территориям, указанным в пунктах а и б.



Таким образом, в этой редакции пункт б законопроекта практически повторял формулировку Постановления ЦИК 1926 г. с упоминанием Северного полюса в качестве верхней точки арктической зоны России. Тем самым подтверждалась площадь российской арктической зоны в 5,8 млн. кв. км.
Новый вариант этого законопроекта был внесен в Государственную Думу 21 апреля 1999 г. Как следует из его преамбулы, законопроект призван определить состав арктической зоны и установить особенности правового регулирования всех форм деятельности в этой зоне.
На этот законопроект возлагаются большие надежды с точки зрения детальной проработки вопросов экономической и социальной политики в районах Крайнего Севера. И в принципе, он не вызывает особых нареканий. Если бы не один важный момент: подчеркивая свою направленность на обеспечение геополитических интересов Российской Федерации в Арктике, законопроект тем не менее содержит чрезвычайно опасное определение границ российской арктической зоны, что может повлечь за собой в случае принятия закона тяжелейшие политические и экономические последствия.

Так, законопроект в статье 1, попрежнему определяя арктическую зону как часть Арктики, находящуюся под суверенитетом и юрисдикцией Российской Федерации, практически дословно повторяет пункты а, в и г предыдущего варианта законопроекта, но дает совершенно иное толкование пункта б. Этим пунктом статьи 1 законопроекта в состав арктической зоны России включаются такие архипелаги, как Земля ФранцаИосифа, Северная Земля, группа островов Новая Земля и другие острова, расположенные в Северном Ледовитом океане в границах, которые определены следующим образом: на западе и востоке - в пределах Государственной границы Российской Федерации, на севере - в соответствии с нормами международного права.
Далее текст законопроекта содержит два достаточно формальных положения, что в случае противоречия нормативных правовых актов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации настоящему Федеральному закону применяется настоящий Федеральный закон, и что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации в области отношений в арктической зоне являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которое предусмотрены законодательством Российской Федерации в области отношений в арктической зоне, применяются правила международного договора. Прежде всего, имеется в виду Конвенция по морскому праву 1982 г. с ее определением размеров континентального шельфа в 200 миль.
Итак, в новом варианте текста законопроекта отсутствуют ссылки на установленный Постановлением Президиума ЦИК СССР 1926 г. полярный сектор России с Северным полюсом во главе. А утверждение, что граница арктической зоны России на севере определяется в соответствии с нормами международного права, снимает претензии на значительный участок континентального шельфа, лишает российскую арктическую политику многолетней правовой базы, на которой она строилась.
В данном исчислении континентальный шельф России в Арктике составит лишь 4,1 млн. кв. км. Прогнозируемые запасы на территории, которая выпала из текста законопроекта, оцениваются в 1520 млрд. тонн условного топлива. У меня не так хорошо с математикой, чтобы подсчитать, сколько это в рублях или долларах.
При всем уважении к нормам международного права, Россия должна исходить из принципа секторального разделения Арктики, включив его как в текст закона Об арктической зоне Российской Федерации, так и в иные нормативноправовые акты. Закрепление российского суверенитета над полярным сектором в границах 1926 г. должно происходить не только в рамках национального законодательства, но и на международном уровне. Тем более, что международное право содержит ряд механизмов, которые позволят и в этом контексте доказать право России на исторически сложившуюся ее арктическую зону.
Прежде всего, Конвенция 1982 г. не отменяет секторального принципа определения статуса территорий в Арктике. С другой стороны, она предусматривает 200мильный отсчет континентального шельфа от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориальных вод лишь тогда, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние.



Содержание  Назад  Вперед