Кластеры и анализ конкурентоспособности государств.


Бывает, что в сетях, напротив, подавляются инновационные процессы и поощряется защитное поведение. Взаимосвязи с поставщиками могут стимулировать инновационные процессы, но они же могут использоваться для перекладывания расходов на партнеров и ущемления их в финансовом отношении. В последнем случае сети не оказываются ни стабильными, ни стимулирующими.
Итак, кластерный подход, первоначально используемый в исследованиях проблем конкурентоспособности, со временем стал применяться при решении все более широкого круга задач, в частности:

  • при анализе конкурентоспособности государства, региона, отрасли;
  • как основа общегосударственной промышленной политики;
  • при разработке программ регионального развития;
  • как основа стимулирования инновационной деятельности;
  • как основа взаимодействия большого и малого бизнеса.

Рассмотрим каждое из этих направлений подробнее.

  1. Кластеры и анализ конкурентоспособности государств.


Методология, предложенная профессором Портером легла в основу мирового рейтинга конкурентоспособности, определяемого Всемирным экономическим форумом.
Это попытка оценить сравнительный уровень благосостояния стран и перспективы роста процветания на ближайшие несколько лет. В ежегодно публикуемых Глобальных обзорах конкурентоспособности (Global Competitiveness Report) предлагаются 2 разных, но взаимодополняющих рейтинга. Они рассчитываются с использованием как статистических данных, так и результатов опросов топ-менеджеров компаний.

Наиболее важными являются опросные данные, получаемые в рамках Обзора мнений менеджеров (Executive Opinion Survey), ежегодно проводимого под эгидой ВЭФ (в 2001 году было опрошено более 4600 менеджеров).
Первый рейтинг, рассчитываемый группой специалистов под руководством Дж.Сакса, измеряет способность национальной экономики достичь устойчивого экономического роста в среднесрочной перспективе (ближайшие 5 лет). До 2000 года этот индикатор назывался просто Индекс конкурентоспособности и был единственным, официально рассчитывавшимся под эгидой ВЭФ. Начиная с 2000 года, этот показатель был переименован в Индекс конкурентоспособного роста (Growth Competitiveness Index, GCI).

Ключевые компоненты анализа - уровень развития технологий (инновации, IT, обмен технологиями), общественных институтов (выполнение контрактов и законов, уровень коррумпированности), а также макроэкономический климат (макроэкономическая стабильность, кредитный рейтинг страны и бюджетные расходы как % от ВВП).
Второй рейтинг, рассчитываемый группой специалистов под руководством М.Портера и впервые опубликованный в обзоре за 2000 год, называется Индекс текущей конкурентоспособности (Current Competitiveness Index, CCI). Он отражает степень эффективности текущего использования доступного объема ресурсов в экономике. Рейтинг CCI рассчитывается исходя из двух основных индикаторов: стратегии и деятельности компаний (качество менеджмента и маркетинга, экономическое присутствие за рубежом, использование инноваций и пр.); национального бизнес-климата (развитие физической и административной инфраструктуры, финансовых рынков, уровень конкуренции в отраслях и пр.).

Бизнес-климат страны – понятие комплексное и согласно теории Портера, представляет собой совокупность следующих групп условий [3]:
1. Условия факторов производства, их качества и степени специализации:

  • Природные ресурсы.
  • Человеческие ресурсы.
  • Финансовые ресурсы.
  • Физическая инфраструктура.
  • Административная инфраструктура.
  • Информационная инфраструктура.
  • Научно-исследовательский потенциал.

2. Условия для конкуренции и стратегического развития:

  • Инвестиционный климат и политика региональных властей.
  • Наличие конкурентов и свобода конкуренции.

3. Условия спроса:

  • Наличие требовательных местных потребителей.
  • Наличие уникальных потребностей клиентов.
  • Специализированный спрос на продукцию или услуги регионального предприятия, которая может быть востребована на глобальном рынке.

4. Связанные или поддерживающие отрасли:

  • Наличие квалифицированных поставщиков.
  • Наличие конкурентоспособных, связанных отраслей.


Как следует из последнего отчета МЭФ, именно ухудшение бизнес-климата в нашей стране послужило причиной падения рейтинга Украины в 2002 году (табл.1).




Табл. 1. Рейтинг уровня конкурентоспособности стран
(по методологии Всемирного экономического форума)


Место
Рейтинг текущей конкурентоспособности (СCI)
Рейтинг конкурентоспособного роста (GCI)


2001 (75 стран)
2002 (80 стран)
2001 (75 стран)
2002 (80 стран)
1
Финляндия
США
Финляндия
США
2
США
Финляндия
США
Финляндия
3
Нидерланды
Великобритания
Канада
Тайвань
4
Германия
Германия
Сингапур
Сингапур
5
Швейцария
Швейцария
Австралия
Швеция





58
Россия
Россия


59




60
Украина



61
Румыния








63


Россия

64



Россия





69

Украина
Украина

70


Гондурас






75


Зимбабве

76
-

-
Гондурас
77
-

-
Украина
78
-

-
Боливия
79
-

-
Зимбабве
80
-

-
Гаити



2. Кластерное управление и государственная промышленная политика.
По мнению Портера, в современной экономике, особенно в условиях глобализации, традиционное деление экономики на секторы или отрасли утрачивает свою актуальность. На первое место выходят кластеры - системы взаимосвязей фирм и организаций. В качестве классических примеров принято приводить технологический кластер в Силиконовой долине и, например, обувной кластер в Италии.
В свое время в СССР существовали понятия “научно-производственный комплекс” и “территориально-производственная кооперация”. Однако плановая система и отраслевой принцип управления экономикой накладывали жесткие ограничения на их деятельность. Например, выбор поставщика зачастую определялся не интересами предприятия, а распоряжением “сверху”. В результате детали, которые производились в регионе, приходилось завозить из других республик.

В современных условиях ситуация изменилась. Отсюда и главное отличие кластера от территориально-производственного комплекса – кластер максимально учитывает рыночный механизм, он может быть эффективным только когда создается по инициативе снизу, когда сами предприятия для повышения своей конкурентоспособности приходят к необходимости объединения в кластер.
Кластерный подход способен самым принципиальным образом изменить содержание государственной промышленной политики. В этом случае усилия правительства должны быть направлены не на поддержку отдельных предприятий и отраслей, а на развитие взаимоотношений: между поставщиками и потребителями, между конечными потребителями и производителями, между самими производителями и правительственными институтами и т. д.
Окончательные выводы выглядят абсолютно либеральными: развивать надо все кластеры, поскольку все они могут оказаться перспективными для повышения конкурентоспособности. Очевидно, что не все кластеры будут успешными, но это определит рынок, а не решения правительства. На раннем этапе, считает Портер, главная задача правительства - улучшение инфраструктуры и устранение неблагоприятных условий, затем его роль должна концентрироваться на устранении ограничений к развитию инноваций [4].
Очевидно, что такой подход в корне меняет принципы государственной промышленной политики. Особенно это относится к постсоциалистическим государствам. Это требует полной перестройки аппарата государственного управления, изменения менталитета местных властей, требует другого среза информации о состоянии дел в экономике – не по отраслям, а на на уровне отдельных рынков и компаний.

Именно поэтому такой подход еще не рассматривается на государственном уровне ни в Украине, ни в России.
Сегодня в России и Украине существует несколько спонтанных кластеров, образованных вокруг ключевых отраслей промышленности (химический, нефтегазовый, металлургия, машиностроение и др.). Но эти структуры еще очень хрупки и вряд ли могут сравниться с настоящими кластерами с хорошо отлаженной системой взаимосвязей.
Что же касается развитых государств, то здесь использование кластерного подхода к управлению экономикой уже имеет определенную историю.
Так, полностью кластеризованы финская и скандинавская промышленность, в США больше половины предприятий работают по такой модели производства - предприятия кластера находятся в одном регионе и максимально используют его природный, кадровый и интеграционный потенциал.
Ключевые промышленные кластеры в Германии (химия, машиностроение) и Франции (производство продуктов питания, косметики) сформировались в 50-60-е годы прошлого столетия. В результате, взаимодействие целых групп отраслей внутри кластеров способствовало росту занятости, инвестиций и ускорило распространение передовых технологий в национальной экономике.
Страны Европейского Союза приняли шотландскую модель кластера, при которой ядром такого совместного производства становится крупное предприятие, объединяющее вокруг себя небольшие фирмы.



Содержание  Назад  Вперед