Экономический образ мышления

Глава 2 Врачи и судебные дела о неправильном лечении

Похожие вопросы встают в связи с шумихой вокруг судебных дел против врачей, обвиняемых в неправильном лечении, и ростом расходов на страхование от таких дел <страхование врачей от судебного преследования за неправильное лечение широко распространено в США, Англии и некоторых других странах. Средний английский врач платит на страхование от подобных рисков около 2,5% своего дохода; средний американский - 4,4%. Такие значительные суммы связаны с потенциально огромными штрафами (например, в 1987 г. один из штрафов составил 95 млн. долл.). - Прим. перев.>. Раньше под неправильным лечением понимались небрежные или неверные действия врача, повлекшие за собой смерть или увечье пациента. Сегодня все чаще под этим имеется в виду совершение ошибки, любой ошибки, наносящей ущерб пациенту, даже если врачебный диагноз и лечение удовлетворяли самым высоким современным стандартам медицинской практики, Куда приведет нас такой подход?

Если врачей будут привлекать к ответственности за неправильное лечение в случае каждой ошибки, они будут еще больше стараться не совершать ошибок. Разве это не то, что мы хотим? Не вполне. В действительности-то мы хотим, чтобы врачи принимали на себя риск тех ошибок, затраты на предотвращение которых для пациента превышают затраты, связанные с совершением этих ошибок. Забудьте о денежных затратах, поскольку они привносят в дискуссию ненужные эмоции, и просто соотносите боль с болью и смерть со смертью. Сколько анализов должен сделать врач перед постановкой диагноза? Каждый дополнительный анализ уменьшает вероятность боли и смерти от данного заболевания, но сам по себе приносит боль и дополнительный риск. Готовы ли вы на пункцию спинного мозга, чтобы убедиться, что не больны таинственной смертельной болезнью, никогда ранее не встречавшейся за пределами острова Мадура в Яванском море?

Распространенное представление о том, что даже малейший риск для жизни совершенно неприемлем, попросту бессмысленно. В нем еще был бы резон, если бы всегда можно было избежать опасности, не подвергая себя при этом другим опасностям. Однако это не так. Так только кажется тем, кто сосредоточивается в каждый отдельный момент на одной опасности. Жестокая правда заключается в том, что некоторые способы продления жизни не оправдывают затрат. Кажущаяся жестокость этого утверждения исчезает, если мы вспомним, что ресурсы, используемые неким способом для уменьшения числа возможных смертей, не могут быть использованы другими способами, которые, возможно, могли бы предотвратить еще большее число безвременных смертей.                

Полезно также помнить, что мы имеем дело с вероятностями и неопределенностью. Если отдел автодорожного ремонта тратит остатки своих средств на работы по реконструкции "Поворота Покойника", на котором ежегодно погибают пять человек, и, следовательно, оставляет без изменений перекресток на Лайк Роуд, на котором ежегодно погибают три человека, это вовсе не означает, что отдел тем самым "приговаривает трех человек к смерти". Ни один конкретный человек не должен погибнуть в результате решения отдела автодорожного ремонта. Каждый водитель, желающий безопасно проехать через перекресток, имеет возможность остановиться, посмотреть и прислушаться. На самом-то деле в данном случае гораздо более эффективным способом "спасения жизней" может оказаться перераспределение денег: сокращение затрат на улучшение дороги и увеличение затрат на изготовление предупреждающих знаков, что повлечет за собой повышение ответственности покупателей (водителей) за свою безопасность и уменьшение ответственности продавцов (строителей автострад).

В завершение дискуссии об эффективности производства информации мы рассмотрим еще одну проблему: проблему рекламы.