Слабые резонансные воздействия


Если же начинают намеренно смешивать ПП различных двигательных режимов, это, безусловно, вызывает у организма психофизический стресс и выраженные изменения состояния, что не может не отразиться на сознании. Например при интенсивной двигательной нагрузке вводят задержки дыхания, плюс различные мудры и бандхи, которые в традиционной йоге осуществляются телом в состоянии полного физиологического покоя более того этот покой усиливается специально, либо воспроизводят мощнейшую гипервентиляцию при неподвижности и физическом усилии.

Подобные действия изменяют восприятие, сознание и тело начинают “барахлить”, - возникают странные ощущения “энергетической циркуляции”, при высокой чувствительности нервной системы психосоматику может “выбить” в один из тех режимов деятельности, к которым традиционная йога подводит человека годами, перестраивая качество системы.
Безусловно, так называемое “поднятие Кундалини” или состояние самадхи есть не что иное, как возможные психофизические аттракторы. Однако, если субъект попадает в это русло развития процессов до известной степени случайно, прыжком, диким перенапряжением, будучи не готов к необычности происходящего теоретически, морально и физически, то понятно, что у него есть серьезные основания “не вернуться” к самому себе, сломать и тело, и психику в результате перегрузки либо психофизиологического “зацикливания” в состоянии, не совместимом с обычным пребыванием в социуме.
Используемые классической йогой слабые резонансные воздействия, будучи умело организованными, после достижения тотального психофизического равновесия могут быть ориентированы на дальнейшую самоперестройку системы ко все менее вероятным состояниям функционирования, с гомеопатически естественным “приростом необычности”. При этом и воздействие, и адаптация происходят подпорогово, не вызывая заметных изменений или нарушений повседневного статуса существования.

Пластичность живого организма позволяет ориентированной при помощи намерения самоперестройке системы выйти на такие рубежи функционирования психосоматики, которые при обычных обстоятельствах вообще несовместимы с жизнью например - дыхание в состоянии покоя в темпе: один цикл за четыре минуты.
Итак, к желаемому и прогнозируемому многовековой теорией йоги результату нельзя прийти от любых начальных условий процесса, и это принципиальный момент. Будучи верно организованным, он может привести субъекта к вершинам здоровья и саморегулировки почти из сколь угодно плохого состояния психосоматики, но не каким угодно способом, пусть даже названным “йогой в кубе”.

Грамотное информационное взаимодействие, пусть даже со своим собственным телом, есть сообщение, сформированное на языке уровня организации, от которого желательно получить определенную реакцию изменение качества.
Итак, в фазовом пространстве потенциальных возможностей тела и психики человека есть такие области или состояния, выход в которые делает систему весьма чувствительной к слабым внешним воздействиям, что очень выгодно, поскольку позволяет получить возможный максимум реакций при минимуме затрат. Условия границы, которые отделяют друг от друга потенциальные сценарии “включения” и развития допустимых состояний системы качественно отличные характеры ее поведения, называют сепаратрисами. По сути дела они разделяют области влияния различных аттракторов подобно вершинным линиям горных хребтов.

И только слабые, медленно накапливающиеся, воздействия позволяют плавно “переводить” систему через эти сепаратрисы психофизиологические “перевалы”, в зону развертывания иных состояний и вариаций жизненных процессов, причем без повреждения и изнашивания тела.
Образно говоря, интенсивные методы “динамической йоги” заставляют адепта с большой скоростью гнать организм к водоразделу состояний, привычным границам гомеостаза, карабкаться вверх к “перевалу” - сепаратрисе не щадя живота, в мыле, с максимальным напряжением всех сил. Подобно Владимиру Балыбердину, взошедшему на Эверест без кислорода, надо обладать уникальными способностями и здоровьем, чтобы добраться до этого водораздела вершины без потерь, вообще дойти до нее живым.



И тогда с телом и психикой, безусловно, начинается уже совсем другое “кино”. Но подавляющее большинство поклонников экстремальных школ йоги навсегда остаются пробуксовывать на скользком, непосильном для себя склоне сверхзатрат и сверхусилий, без конца мечтая о супергибкости, сиддхах, самадхи и т.п.
Сегодня мы видим сколько угодно попыток создания универсальных способов развития потенциальных возможностей человека, в том числе и в сфере йоги. Вооруженные примером уникальных личностей, отягощенные подробным знанием устройства и механизмов, бессмысленным для фактически возможного индивидуального развития, новаторы изощряются, как могут, не вникая в опыт прошлых поколений.

Они попросту не верят ему, считая его устаревшим и не заслуживающим внимания. Им хочется создать что-то свое, не менее значимое.

Но законы природы не отменяются: потенциальность тела и психики можно проявить, “вырастить” только способом, который обнаружили древние йоги. Только так, или никак.
Говоря о квантовой механике, В. Гейзенберг отметил когда-то. что она ввела странный тип реальности, который находится приблизительно посредине между возможностью и действительностью, представляя собой “нечто подобное стремлению к определенному протеканию событий”.
Любое усилие в традиционной йоге, также достаточно странной разновидности реальности, состоит в многократном воспроизведении процесса, основанного на принципах действия недействием, а “начинка” процесса, его акцент двигательный, дыхательный, психический не имеет значения. Потенциал будет увеличиваться в ту “сторону”, куда его сориентируют, и настолько, насколько он вообще способен измениться в параметрах данной системы.
Это вовсе не означает, что любой человек может получить или проявить способности, присущие соседу! Люди настолько различны по исходным данным, присущим их телу и психике, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели Ивану Ярыгину согнуться подобно Алине Кабаевой.

Посредством применения к себе методов традиционной йоги любой может дойти до “потолка” своих возможностей, но это отнюдь не значит, что они окажутся хотя бы равными тем, которыми другие могут обладать просто от рождения.
Классический метод Раджа-йоги Патанджали позволяет организму и психике для начала обрести оптимальное состояние “железный гомеостаз”. А уже затем, умело создавая условия для направленного самоизменения границ функционирования психосоматики, мы можем медленно, шаг за шагом, не спеша, без износа, повреждений и надрыва добраться до немыслимых ранее возможностей, до тех перевалов, за которыми разворачиваются невиданные действия коммуникации сознания с мирами тела, психики и Запредельного.
Интересно, что всякое движение изменения качества вблизи точек бифуркации и сепаратрис всегда крайне замедлено, “водоразделы” сценариев развития событий аттракторы “упакованы” с высокой плотностью, ничтожная разница в начальных действиях и траектории дальнейшего развития событий принципиально расходятся. Не исключено, что макрошаги привычно обеспечиваемые волевым усилием движения тела амплитуды на повседневной скорости перемещения, расходный энергетический режим вообще не соответствуют размерности “упаковки” точек бифуркации, они их просто “не замечают”, подобно тому, как гонщик на высокой скорости не только не может изменить направление движения для этого надо очень существенно затормозить, но даже и не в состоянии заметить, что существует развилка, и не одна.
Судьбу поклонников “динамической йоги” можно описать строкой из песни Высоцкого: “..Я горизонт промахиваю с ходу!”, даже не замечая его, стремясь к неким абстрактным целям физическому совершенству супергибкости, каким-то “психоэнергетическим рисункам” асан и т.д.
Таким образом, упорядочивающая природа действий малой интенсивности, - традиционная практика йоги, дает субъекту возможность постепенно выйти на оптимальную лежащую вне существующего спектра возможностей, поскольку весь он построен или на абсолютно случайном выборе, или на сознательном, без учета интересов организма и “подводной части” айсберга психики траекторию существования и развития в этом мире.
Критики могут возразить мне, что в силу стохастичности непредсказуемости флуктуаций психосоматики в различных практиках йоги не существует корректного способа оценить преимущество одной ее школы над другой. На это можно ответить следующее: метод восстановления здоровья и улучшения его качества, пригодный как для здоровых, так и для больных, априори более универсален, что и говорит о его преимуществе, поскольку “динамическая йога” с ее нагрузками пригодна только для работы с достаточно здоровыми и молодыми людьми.
Оценка результатов классической технологии йоги, реконструированной и применяемой мною последние двадцать лет, показывает, что здесь нет места стохастичности возникающих флуктуаций, в итоге девять человек из десяти получают от этой практики несомненную многофакторную пользу. Следовательно организм отбирает и усиливает флуктуации создаваемого состояния не случайно. И суть технологии состоит именно в том, что системе предоставляются во временное пользование в процессе разовой тренировки такие участки спектра параметров состояния, которых просто не существует при обычном режиме жизни в повседневности.

Получив определенные возможности сама система “монтирует” механизмы восстановления и запускает их сценарии.
“Динамическая йога” предлагает знакомую устойчивость и линейность развития событий: прими ежедневный вызов и все в порядке. То есть цель заведомо известна, - совершенство, поднятие Кундалини, “управление энергией” и т.д. В то же время традиционная йога вообще не ставит каких-либо внешних целей, концентрируя все внимание на процессе практики соблюдении ее специфических ПП, который сам по себе и есть цель!

Но дающая результаты, необходимые именно этому человеку!
Древние риши знали, что неизменность устройства человеческого тала и психики подразумевает возможность утилизации законов их функционирования, которые трудно постичь даже при сегодняшнем уровне развития науки, но вполне можно использовать. В результате самореализации система человек приобретает то, что вообще способен был иметь по максимуму в виде способностей и возможностей, поскольку йога позволяет “расти” в любом направлении до объективно существующих пределов возможностей психосоматики.
Процесс познания человеком окружающей действительности всегда есть вероятностное взаимодействие с реальностью, поскольку результаты коммуникации никогда точно не определены. В свою очередь, внутрипсихические изменения на высших стадиях йоги перераспределение информации в интересах всей системы, то есть переход имевшегося хаоса к новому порядку, приводит к тому, что система получает, элиминирует выделяет информацию как бы ниоткуда, без контакта с окружающим, привычного процесса размышлений или рефлексии.

Иными словами, при определенных условиях система начинает извлекать информацию из самой себя либо из окружающего мира, поскольку психосоматика в целом обладает неизмеримо большим количеством информации, нежели личность и даже вещество, образующее реальную структуру мозга.
В то же время сознание, являющееся наблюдателем, будучи не в состоянии выйти за пределы ограниченного личного опыта является причиной своих собственных описаний и оценок. Отсюда понятно, что йогический способ выхода системы тело-мозг в новые режимы функционирования означает возможность нетиповой коммуникации и попадания в новую информационную реальность.
Итак, с точки зрения синергетической парадигмы традиционная йога представляет собой своеобразный “мягкий” подход к решению проблемы сохранения и успешного выживания индивида в социуме, а также самосовершенствования в самых неблагоприятных экологических условиях. Когда Конфуцию задавали вопрос “Что есть дао?”, всем своим ученикам он давал разные ответы, поскольку к моменту общения с ним каждый из них прошел свой путь развития.
Данный экскурс в синергетику представляет собой не более чем попытку взглянуть на феномен йоги с точки зрения законов самоорганизации человеческой природы.
 



Содержание  Назад  Вперед