ПЕРВЫЕ ГОРОДСКИЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ БАНКИ РОССИИ


руб. (вместо 10). Новым в проекте было то, что банк, наряду со ссудными операциями, должен был приступить к приему вкладов, по которым выплачивалось бы 6% годовых. Однако на деле это не выполнялось из опасения, что полученные вклады невозможно будет вернуть по затребованию и что неоткуда будет брать средства для выплаты процентов вкладчикам. Поэтому Дворянский банк в течение нескольких лет отказывался принимать вклады.
Власти тем не менее настаивали на расширении функций Дворянского банка за счет развития т.н. пассивных операций (прием вкладов). В 1770 г. был издан указ, предписывающий банку прием частных вкладов.
Новым, весьма действенным средством значительного увеличения капитала Дворянского банка стал выпуск в обращение бумажных денег. Выпуск бумажных денег (ассигнаций) в России начался в 1769 г.
В конце XVIII в. появился Государственный заемный банк. Он был создан в 1786 г. для того, чтобы расширить кредит для дворянства. В отличие от других кредитных учреждений заемный банк с самого начала возник как долгосрочное кредитное учреждение.

Он выдавал ссуды помещикам сроком на 20 лет. Всемерно заботясь о помощи дворянству, власть выделила в распоряжение банка 33 млн. руб. казенных денег.
Несмотря на то что история возникновения и задачи кредитных учреждений были различны, фактически их операции имели одинаковый характер. Пассивные операции банков заключались в приеме вкладов, а активные в предоставлении ссуд под залог помещичьих имений либо различных ценностей.
Несколько ранее была учреждена т.н. Сохранная казна. Как вытекает из наименования, она должна была служить местом, где «общее богатство, не выходя в чужеземные руки, оставаться будет в империи». Сохранная казна обязывалась платить проценты только по срочным вкладам, по бессрочным же вкладам взимали с вкладчика 1%.

Собранные вклады Сохранная казна обращала в ссуды под залог «недвижимых имений, фабрик и каменных домов». По масштабам своих операций она быстро догоняла Заемный банк.
В 1817 г. был издан манифест о создании Государственного коммерческого банка. Официально перед этим банком ставилась задача содействовать торгово-промышленному обороту страны, но в действительности он значительную часть привлеченных средств ссужал помещикам.
Характерно, что операции коммерческого банка, содействовавшего развитию товарооборота и промышленности, в течение первой половины XIX в. не только не росли, но заметно сокращались. Если в 1826 г. банком было учтено векселей на сумму 36 млн. руб., то в 1854 г. эта цифра снизилась до 23 млн. руб. Ссуды под товары за этот отрезок времени уменьшились почти в 2 раза*.
Министр финансов Е.Ф. Канкрин (с 1823 по 1844 г.) олицетворял крепостническую сущность экономической политики России второй четверти XIX в. Он рассматривал себя не как министра финансов великой державы, а как личного казначея государя и любил повторять: «Я министр финансов не России, а русского императора»**.
Укреплению государственного кредита мешала неупорядоченность денежного обращения, хотя понижение курса бумажного рубля отчасти было на руку помещикам, так как создавало некоторые выгоды при экспорте сельскохозяйственной продукции и снижало их задолженность банкам.
В 1839 г. была начата денежная реформа, в основе которой лежала замена обесцененных, но к тому времени уже стабилизированных ассигнаций на кредитные билеты, подлежащие обязательному обмену на серебро.
Что касается функционирования частных банков, то министр финансов Канкрин считал, что частные банки «не должны быть допускаемы и только те терпимы, кои состоят в ближайшей связи с правительством и под точным контролем оного»*. Что же касается «казенных» банков, то они не только не способствовали, но даже и препятствовали свободному развитию растущего капитализма. Огромные денежные накопления в миллиард рублей были почти полностью оторваны от торгово-промышленного оборота и шли на обслуживание дворянского сословия и бюрократической машины. Неудивительно, что при таком положении вещей цена ссудного капитала в предреформенной России была неоправданно высокой.



Развитие же системы коммерческого кредита относится лишь к пореформенному периоду.
Особенно тяжелое положение в кредитной сфере сложилось в 1850-х годах по окончании Крымской войны. К этому времени сумма вкладов, привлеченных кредитными учреждениями, превысила выданные ссуды на 150 млн. руб. Проценты, которые приходилось выплачивать вкладчикам, представляли чистый убыток казны.

Правительство боялось также массового востребования вкладов, при котором казна была бы вынуждена изыскивать огромные дополнительные средства для покрытия долгов кредитным учреждениям.
Кредитная реформа была неизбежной, но невежественные чиновники министерства финансов провели ее наиболее сложным, болезненным путем, расстроив при этом всю систему государственного кредита и еще более ухудшив денежное обращение.
Преобразованию кредитных учреждений предшествовала проведенная правительством операция «выталкивания вкладов». По проекту министерства финансов предполагалось, прежде чем перестроить деятельность кредитных учреждений, понизить выплачиваемый вкладчикам процент с 4 до 3-х, а также выпустить внутренний заем в виде четырехпроцентных доходных билетов. Министерские чиновники хотели таким образом сократить количество вкладов и тем самым избавиться от «праздно лежавших» 150 млн. руб., обратить значительную часть вкладов в долгосрочный заем и избежать таким путем массового востребования денег вкладчиками.
Специальным указом в середине 1857 г. проценты по вкладам, как и планировалось, были понижены с 4 до 3-х и одновременно выпущены четырехпроцентные доходные билеты. Это привело к оттоку вкладов из кредитных учреждений.
В одном только 1859 г. востребование вкладов превысило их поступление на 104 млн. руб.*.
Избавившись от значительной части вкладов, правительство стало на путь дальнейшего снижения процента. В конце 1859 г. этот процент был понижен до 2-х, что вызвало дальнейший катастрофический отток вкладов, и за один только 1860 г. вклады уменьшились на 410 млн. руб.
Насколько неудовлетворенной оставалась возникшая с развитием капитализма вполне обоснованная потребность промышленников и купцов в кредите, показывает то, что в течение первой половины XIX в. в ряде городов России предпринимались многочисленные попытки организовать частные банки. Инициаторами здесь чаще всего выступали купцы, выделявшие необходимый первоначальный капитал для создаваемых банков.
Благодаря тому, что в начале XIX в. уровень ссудного процента в России был исключительно высоким, капиталы частных банков росли сравнительно быстро, и некоторые из них оказались настолько жизнеспособными, что сохранились и в пореформенное время. Таким был, например, общественный заемный банк, организованный в Вологде на средства, собранные от мещан и купцов.
В 1809 г. богатый купец Анфилатов, торговавший и за пределами России, основал в г. Слободское, Вятской губернии, специальный банк для кредитования торговых людей и ремесленников. Такой же банк был создан в 1819 г. в г. Осташково, Тверской губернии, купцом Савиным, а позднее они появились во многих других городах.
Следуя общему направлению политики самодержавия, министерство финансов отдавало все средства, мобилизованные казенными банками, на поддержку землевладельцев либо использовало их как источник "чрезвычайных средств" для покрытия бюджетного дефицита. Чиновники министерства не заботились в этот период о частном капиталистическом кредите, не поддерживали его.
Городские общественные банки, учрежденные до 1857 г., до издания нового положения об общественных банках, действовали в ряде населенных пунктов (см. приводимую ниже таблицу).
В таблице отражены мизерные размеры капиталов банков, что в известной мере предопределяло ничтожный объем их операций. Среди операций городских банков большое место занимали ссуды под залог недвижимости.. По существу, они представляли собой прообраз городских ипотечных банков.
ПЕРВЫЕ ГОРОДСКИЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ БАНКИ РОССИИ


Год основания
банка
Основной капитал
в момент основания
(тыс. руб. серебром)
Вологда
Слободское
Любич
Осташково
Иркутск
Верхотурье
Порхов
Томск
Троицкосавск
Пенза
Тула
Устюг
Либава
Ростов
Зарайск
Коломна
Казань
Архангельск
Ирбит
1789
1809
1817
1819
1836
1836
1843
1843
1844
1844
1845
1856
1847
1847
1847
1847
1947
1847
1848
2,2
12,4
10,5
8,1
14,2
14,2
10,0
85,0
25,0
5,7
20,0
33,0
10,0
15,0
17,0
11,4
25,0
50,0
30,0

В 18551857 гг. Россия пережила своего рода грюндерский ажиотаж. Это был первый в истории страны циклический подъем, но уже в 1859 г. разразился биржевой кризис.
К концу 1850-х годов в банковской системе России произошли новые изменения. Заемный и коммерческий банк были слиты в единый Государственный банк, явившийся прообразом будущего центробанка. Именно с созданием центрального банка начинается история полноценной кредитно-денежной (или монетарной) политики страны.



* См.: Хитрово Н. Законодательные памятники XVIXVII вв., собранные В. Татищевым.
М., 1905. С. 186.
** См.: Курц Б. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича.
Киев, 1915. С. 254.
* См.: Сербина К.Я. Очерки из социально-экономической истории русского города: Тихвинский посад XVI-XVIII вв. М., 1951.

С. 286.
** В исторической литературе высказывалась мысль, что купеческое братство при церкви св. Иоанна
на Опоках в Новгороде XIII-XV вв. (так называемое «ивановское купечество») играло роль банка
(см.: Довнар-Запольский М. История русского народного хозяйства. Киев, 1911. С. 146). Однако
эта точка зрения не получила признания у других исследователей.
***См.: Фирсов Н. Русские торгово-промышленные компании в первой половине XVIII в.
Казань, 1977. С. 45.
* См.: Гурьев А.Н. Очерк развития кредитных учреждений в России. СПб., 1904.

С. 35.
** Никитенко А. Дневник. Т. 2. М., 1955. С. 6.
* См.: Судейкин В.Т. Наши общественные городские банки и их экономическое значение.
СПб., 1884. С. 20.
* См.: Отечественные записки. 1882. № 11. С. 13.



Содержание  Назад  Вперед