Рывок малого предпринимательства


Более того мелкая торговля быстро реагировала на нарастающую социально-экономическую дифференциацию российского общества , группируясь в нишах обслуживания как массовых потребителей , так и потребителей с высоким уровнем доходов . Достаточно быстро рядом с мелкими торговыми палатками стали возникать элитные магазины , владельцы и работники которых нередко начинали с “ челночной ” деятельности. К позитивной роли посреднической деятельности МП следует отнести и их участие в создании новых хозяйственных связей . Инициированная либерализацией цен и рядом других факторов (сдача позиций ВПК, утрата рынков стран Восточной Европпы и пр.) полная “закупорка” ранее сложившихся каналов взаимосвязей между производителями, поставщиками и торговлей открыла широкое поле деятельности для малых фирм по снабжению и сбыту продукции. Конечно, для новых хозяйственных связей в полном объеме нужен новый технологический каркас экономики с соответствующими рыночными, высокоэффективными каналами движения товаров от производителей к потребителям. В стратегическом плане задача создания такого каркаса малому бизнесу не по силам, так как требует многих лет огромных капиталовложений.
Однако малый бизнес смог сыграть роль катализатора первых шагов движения к новой системе внутреконцептуальных связей в российской экономике переходного периода. Кроме того, он выполнял роль демпфера, спасающего многие предприятия от немедленного краха из-за разрыва прежних, хотя и неэффективных, но все же работавших хозяйственных связей.
Рывок малого предпринимательства в сторону торгово-посреднеческой деятельности стал закономерной реакцией не налоговый прессинг, введеный правительством. В бывшем СССР не было и в принципе не могло быть налоговой системы адекватной рыночным условиям. Поэтому введение в практику хозяйственной жизни даже элементов нормальной налоговой ответственности должно было вызвать у не привыкших к этому предпринимателей естественную реакцию отторжения. Но дело в том, что на эту реакцию наложился явный экстремизм правительственной налоговой политики, направленной на изъятие до 70% -90% дохода малых предприятий. При это правительство и не рассчитывало на то, что кто либо будет сразу платить налоги в полной мере.

Предпринимателя тем самым подталкивали к тому, чтобы искать и находить способы сокрытия доходов от налогообложения. Торговля и посредничество, ориентированные на работу с трудноконтролируемыми наличными средствами, открыли большие возможности для ухода от налогов.
В целом ситуация 1992 года может быть охарактеризована общепринятым термином “грюндерство”. Малое предпринимательство было составным элементом этого массового процесса учредительства. Биржи, банки, страховые фирмы, крупные частные и полугосударственные акционерные предприятия возникали по всей России в невероятных количествах. Люди впервые в жизни получили свободу для самостоятельной предпринимательской деятельности, право заниматься финансовым планирование , что ранее было абсолютной монополией государственных структур и их чиновников.

Такие мотивации в сочитании с развалом, прежде всего бюджетных предприятий и организаций, с надеждой на получение высоких доходов от достаточно простых видов работ и услуг не могли не породить крупномасштабного грюндерства. Подобное грюндерство объясняется не столько экономическими причинами, сколько общими законами социальной психологии в их приложении к очевидной для России ситуации кардинального общественного перелома.
Иллюстрацией к вышесказанному может послужить массовое появление эфемерных фермерских хозяйств в суровых климатических зонах и на низкокачественных почвах, где с точки зрения экономической целесообразности таких хозяйств в принципе не может быть даже в самой развитой рыночной стране. Многие малые предприятия появлялись на свет не в силу экономической целесообразности, не имея какой либо программы долговременного развития, а только из общей надежды, мечты их организаторов на достаточно абстрактную ”лучшую жизнь”( в основном в стиле привлекательных трафаретов общества свободного предпринимательства и всеобщего потребления). В определенном смысле психологические ожидания скорого процветания доминировали над трезвым экономическим расчетом и даже здравым смыслом.



Именно этим объясняется феномен бурного появления многочисленных частных мелких научных фирм в условиях очень быстрого свертывания какого либо спроса на научную продукцию из-за острейшего инвестиционного кризиса, спад инновационной активности и фантастического дефицита бюджетов всех уровней. Психологически это явление объясняется еще и тем, что научная деятельность, личность исследователя в течении многих предшествовавших десятилетий были в состоянии явной невостребованности. Новые условия давали бывшим научным сотрудникам надежду на самостоятельный выход из тупикового положения, в котором они находились в государственных академических, отраслевых и прочих научных учреждениях в 70-е и 80-е годы.
Грюндерство, как показывает исторический опыт, всегда ограничено во времени. Уже к 1995 году оказались практически исчерпаны ниши и возможности сверхприбыльной торгово-посреднеческой деятельности. Многие из возникших ранее малых предприятий преимущественно торгово-посреднической или, например, научно-консультационной ориентации либо прекратили свое существование, либо деверсифицировались.

Такая ситуация закономерно должна была генерировать новые тенденции в развитии российского малого предпринимательства. Обозначился очередной, третий, этап качественных изменений в динамике и структуре МП, сопровождавшийся, как было отмечено выше, значительным сокращением прироста числа МП.
Главными причинами приостановки роста числа малых предприятий являлись резкое сужение границ сфер, характеризовавшихся легко достигаемой высокой доходностью, исчерпание психологических ожиданий беспредельных финансовых возможностей самостоятельной предпринимательской деятельности. В нормальной рыночной экономике малое предпринимательство а большинстве случаев и по доходности, и по границам потенциальных возможностей уступает среднему и крупному бизнесу. Оно идет вслед за ним в роли хотя и вполне достойного, но все же аутсайдера.
Если в России еще в 1992 -1994 гг. вся экономика, включая малый бизнес, жила по стохастическим законам первоначального накопления капиталов , то к 1995 г. все четче стали действовать закономерности цивилизованной рыночной системы. Реже встречались случаи, когда какое- либо малое предприятие легко скупало дорогостоящие здания и даже средние производственные предприятия. Нормой становился доход на одного занятого в МП на уровне, колеблющимся вокруг средней заработной платы по стране.
В экономике России стала прослеживаться тенденция к началу новой, рыночной концентрации и централизации, а также самой хозяйственной деятельности. Получил развитие процесс поглощения предприятий. Часто наиболее рентабельные малые предприяти оказываются первой жертвой таких поглощений Например, в Москве на месте еще недавно многочисленных индивидуальных торговых ларьков, возникли крупные, хорошо оформленные, торговые павильоны, принадлежащие той или иной крупной фирме.

Менее рентабельные МП также не выдерживают экономической конкуренции с крупными и средними фирмами и вынуждены свертывать свою деятельность. В этом смысле на нынешнем этапе российских реформ процессы централизации и концентрации капиталов также противостоят увеличению числа малых предприятий. Но я думаю, что в дальнейшем в связи со складывающимися хозяйственными отношениями во время переходной экономики новые крупные и средние предприятия будут активно стимулировать создание новых МП.
На кардинальное замедление прироста числа МП в 1994-1995 гг. повлияло и завершение перерегистрации малых предприятий созданных еще по законам СССР. Действующие МП в ходе перерегистрации принимали новые организационную форму, а прекратившие свою деятельность - просто ликвидировались. Поскольку величина, числившихся зарегистрированными, но реально не функционировавших МП была достаточно велика, их официальная ликвидация внесла существенный вклад в общее замедление темпов роста числа малых предприятий России.

Фактор перерегистрации и ликвидации реально не работающих предприятий проявил себя в полной мере в 1995 г. в связи с введением в хозяйственную практику нового Гражданского кодекса (ГК). В соответствии с положениями его первой части, малые предприятия, имеющие форму товариществ ( а это очень распространенная хозяйственная форма малых предприятий), должны переоформить свои учредительские документы, приняв другие, предусмотренные ГК хозяйственные формы. Если учесть, что даже по официальным данным Госкомстата РФ, что более трети зарегистрированных МП либо не приступали к хозяйственной деятельности, либо приостановили ее, не ликвидировавшись, то очевидно, что начавшаяся в 1995 г. перерегистрация и следовательно официальная ликвидация должны привести к дальнейшему существенному снижению числа малых предприятий в Росси.

А с учетом того, что в ряде российских регионов реально действовало чуть более половины зарегистрированных МП ( по данным Госкомстата), перерегистрация на данный момент уже внесла определенные коррективы в региональную структуру малого предпринимательства страны.



Содержание  Назад  Вперед