Замедление роста числа новых малых предприятий


Замедление роста числа новых малых предприятий объясняется еще и тем, что не проявил свою силу - и в экономическом, и в социальном плане - такой мощный фактор увеличения малых предприятий, как рост безработицы. Несмотря на все прогнозы ее бурного увеличения, вплоть до 1997 г. официальная безработица оставалась на уровне 3%-5% экономически активного населения. Реальная безработица может быть на порядок выше, на что указывают альтернативные расчеты экспертов профсоюзных объединений, международных организаций и пр. Но тем не менее официальный статус работающих ( пусть даже на “полуживых” предприятиях), пока он действует, создает социально- психологический эффект, при котором люди отказываются заниматься иной самостоятельной деятельностью, в том числе пробовать свои силы в малом бизнесе. Более распространенным оказывается случайный, часто нигде не регистрируемый вспомогательный заработок от мелких перепродаж и подсобных работ.

Мне кажется, что как только правительство России не на словах, а на деле пойдет не банкротства многочисленных нерентабельных предприятий, рост безработицы вызовет новую волну увеличения числа МП.
Наиболее существенным негативным моментом была и остается криминализация малого предпринимательства, кстати, на мой взгляд характерная и неотъемлемая черта российского малого бизнеса и российского бизнеса вообще в переходный период. В этой связи очень показателен наиболее типичный ответ на вопрос выборочных обследований руководителей малых предприятий о влиянии на их деятельность криминальных структур. значительная часть респондентов отвечают, что они вообще ничего не знают о криминальных структурах. В нынешней ситуации такой ответ указывает не на преодоление зависимости МП от криминальных структур, а как раз наоборот - на особо сильную их зависимость от этих структур и даже на прямую вовлеченность в эти структуры и страх перед ними. Рассмотрим данное “ненормативное” явление в российском бизнесе. Вымогательства, угрозы - насущная проблема малых предприятий и их руководителей, практически каждую неделю в средствах массовой информации мелькает информация о покушении на того или иного бизнесмена.

Известно, что в опросах общественного мнения преступность в течение последних пяти лет достаточно устойчиво ставится российским населением на второе место среди наиболее острых проблем. Для российского бизнеса организованное насилие также превратилось в болезненную проблему. Только за 1994 год было убито 94 руководителя крупных коммерческих фирм. По отдельным данным, около 70% коммерческих предприятий вынуждены платить силовым группировкам.

По данным Госкомстата, свыше 1/4 руководителей МП (26.2%) заявляют, что случаи силовых вымогательств и угроз часты, еще более половины (57.1%) читают это нередким явлением, и только 16.7% опрошенных говорят, что подобные явления в малом бизнесе отсутствуют. В 1993 г. 3/4 руководителей заявили, что вообще не сталкивались с рэкетом. Контраст с сегодняшней ситуацией разителен.

Отчасти это связано с тем, что заданный четыре года назад вопрос о рэкете был неудачен по форме , сужал проблему группового и организованного насилия.
В период перестройки было немало разговоров о рэкете в отношении новых хозяйственных структур. Сегодня ситуация в корне не изменилась, но произошло серьезное изменение акцентов. Речь идет уже не о рэкете, а об организованной охране.

И малые и крупные предприятия вынуждены искать профессиональную защиту, которую оказывают сегодня как минимум три категории организаций: представители официальных правоохранительных органов (на коммерческой основе), официально зарегистрированные частные охранные и сыскные агентства, криминальные группировки, занимающиеся обеспечением так называемых “крыш”. В результате бизнесмены регулярно оплачивают услуги “своих” охранников и не платят “чужим”.
Спектр силовых методов достаточно широк . Как важная часть они включены в механизм контроля деловых обязательств. Профессиональные силовые группы широко используются для выяснения отношений с недобросовестными и необязательными партнерами и клиентами, для решения проблем, связанных с их задолженностями. Цена услуг высока. Утверждается, что привлечение “братков” обходится в половину возвращенной суммы, официальные агентства берут от 15 до 40%.(Полянский А. “Выше “крыши”” - Эксперт, 1996, с 20)



Роль организованного насилия не исчерпывается криминальными факторами . Во многих случаях это замещение утерянных инструментов вертикального давления на партнеров. При отсутствии действенного законодательного и судебного регулирования силовые методы вошли как нормальный (обычный) элемент в ткань хозяйственных отношений. Когда закон нем, а мораль глуха, зарвавшихся возвращают в нормативные рамки более грубым и примитивным способом. И зона силовых методов судя по всему продолжает расширяться.

Думаю стоит упомянуть, что частота применения силовых методов хозяйственными руководителями напрямую увязывается с общей неблагоприятной оценкой условий для малого предпринимательства Криминальность продолжает оставаться существенным фактором, препятствующим нормальному развитию российского малого предпринимательства.
Криминал -одна из актуальных проблем российских предпринимателей, но есть и другие не менее важные: взяточничество и бюрократизм, невыполнение деловых обязательств, острая проблема финансирования и т. п. Рассмотрим некоторые из них.
К “силовым методам”, только иного рода относится вымогательство со стороны чиновников. Проблемы бюрократизма обычно характеризуются высоким рейтингом среди наиболее болезненных проблем, с которыми сталкиваются руководители МП. Известно, что чиновники имеют немало возможностей для создания барьеров на пути малого предпринимательства.

Усложненный порядок регистрации предприятий, необходимость платить за каждый документ (отнюдь не символические суммы), задержки с оформлением и даже отказы в регистрации - со всем этим предприниматель вынужден сталкиваться, еще не начав свою деятельность. Но беды предприятия с его регистрацией не кончаются. Власти манипулируют ставками арендной платы и прочих платежей.

Появляются многочисленные контролирующие инстанции, которые устраивают проверки по поводу и без повода. Представители властей не раз доказывали свою возможность разрушить любое предприятие, причем в кратчайшие сроки. Бюрократизм является эффективным инструментом прямого вымогательства. Поборы существуют в трех основных формах: легальных, полулегальных и нелегальных.

Легальные включают налоги и обязательные платежи (от 40 до 50) наименований). Налоговое бремя уже само по себе достаточно тяжело. Но оно не единственное.

К полулегальным сборам относятся осуществляемые по инициативе властей отчисления предприятий, выходящие за пределы законодательных норм. Речь идет о “добровольно- обязательных” отчисления на разного рода муниципальные нужды. Власти обладают достаточно мощными “рычагами” для того, чтобы заставить предпринимателя стать “благотворителем”. И действия их, по сути своей незаконные,- в данном случае принимают вполне законную, официальную форму. Третья форма - нелегальные поборы, идущие непосредственно в карманы конкретных чиновников в виде взяток.

Причем суммы взяток в настоящий момент достигли таких размеров, что даже в самом фантастичном сне не могли присниться советскому чиновнику. В современной России взятка помогает получит доступ к более дешевым ресурсам и индивидуальные льготы, освободиться от части легальных платежей и избежать “благотворительных” сборов.
Многое говорится об отсутствии деловой обязанности у новых русских предпринимателей, о постоянных срывах поставок, невыполнении условий заключенных договоров. Порой за ними скрывается хитрое мошенничество, порой - элементарная неорганизованность. Сказываются конечно и обстоятельства независимые от роли нарушителя.

Насколько распространенными эти явления кажутся самим предпринимателям? Сталкиваться с нарушением обязательств приходится большинству представителей малого бизнеса, более половины которых (52%) считают это нередким явлением, а, по мнению 41.2% руководителей, такие нарушения встречаются часто.
Резкий спад темпов прироста числа МП по-разному нашел отражение в отдельных отраслях. Хотя и несколько замедлившись, но впервые за несколько прошедших лет опережающими темпами увеличилось количество МП в строительстве и на транспорте (на 18% и 19% соответственно 1995 г.). В торговле и сфере общественного питания число МП уменьшилось примерно на 10%.

В общей коммерческой деятельности по обеспечению функционирования рынка, в науке и научном обслуживании произошло абсолютное сокращение числа малых предприятий (-18.7% и -5.6%).
В 1995 г. среднесписочная численность занятых в МП по сравнению с 1994 г. увеличилась на 0.8%. Конечно, величина прироста невелика, но она подтверждает данные социологических опросов, в ходе которых руководители МП высказывали мнение о необходимости увеличения численности персонала предприятий. И, что очень важно, они указывают на то, что настало время перехода от полулегальной занятости к нормальной, адекватной существующим законам.



Содержание  Назад  Вперед