12. Смена парадигмы в экономической науке XX века


Как известно, классические экономические теории физиократов, А.Смита, Д.Рикардо и других экономистов, созданные на этапе становления капитализма, исследуют с макроэкономических позиций проблему функционирования рыночной экономики, исходя из заложенных в ней функций саморегулирования и саморазвития. Мировоззренческой предпосылкой этих теорий является идея естественного социального порядка, признающая достижение свободы экономической деятельности на основе макроэкономического равновесия, в первую очередь, совокупного платежеспособного спроса и произведенного национального продукта. Универсальный характер классических экономических теорий четко вписывается в ценностные установки повседневного сознания индивидов эпохи свободного предпринимательства. Разумный эгоизм и индивидуализм, как выражение ценностных ориентаций субъектов экономических отношений, определяют главную цель хозяйственной деятельности  увеличение капитала и максимально полезное его использование. Классические экономические теории абсолютизируют способность рыночной экономики к саморегулированию.

Они утверждают, что макроравновесие рынка может нарушаться только под воздействием внеэкономических факторов  войн, политических катаклизмов. Поэтому роль государственного регулирования экономическими процессами сведена к обеспечению порядка и безопасности в условиях свободного рынка. При этом государство не вмешивается в механизм рыночной конкуренции.

Эти положения характеризуют особенности натуралистической программы в экономической науке.
Ограниченность натуралистических ориентаций классической экономической теории была выявлена при переходе к монополистической стадии развития капитализма, когда на первый план выдвинулась проблема экономической роли государства, разрешения социальных антагонизмов капиталистического общества и изучения мотивов поведения индивидов на рынке в условиях изменившейся социальной среды. Классическая экономическая теория не акцентировала внимание на социальных проблемах, интересах и политических разногласиях, что стало причиной ее кризиса во второй половине XIX века. Особенно наглядно кризис классической экономической теории проявился в тех странах континентальной Европы, где позднее развитие национальной государственности предполагало активное вмешательство в экономическую сферу.

С точки зрения внутринаучных критериев необходимость выдвижения новых экономических теорий объяснялась убедительной критикой излишне сильных исходных идеализаций классического экономического знания  таких, как совершенная конкуренция, саморегулируемость и саморазвитие рынка, тождественность частнособственнических интересов общественному благу и т.д.
Основной недостаток классической экономической теории точно сформулировал американский институционалист У.Митчел: “Классическая теория занималась лишь механическими законами спроса и предложения и не могла объяснить природу поведения людей при использовании денег”i.
Известный западный экономист В.В.Леонтьев дополняет и углубляет эту характеристику, выявляя два существенных недостатка: во-первых, классическая экономическая наука страдает “теоретической дальнозоркостью”, т.е. способна верно оценивать долгосрочные тенденции экономического развития, но беспомощна в описании краткосрочных изменений; во-вторых, процесс экономического роста рассматривается в ней как раз и навсегда заданный и не зависящий от ситуации экономического выбораii. Указанные недостатки классической экономической теории обусловлены ориентацией на механическую модель объяснения экономической системы. Объективация “человеческого измерения” экономической деятельности приводит к построению статичной вневременной теории экономического развития, которая слабо соответствует экономической реальности и социально-культурным условиям незападных стран.
Семидесятые годы XIX в. стали отправной точкой формирования культур-центристской исследовательской программы как альтернативы натуралистическим ориентациям классической экономической теории. Важная роль в этом процессе принадлежит, с одной стороны, марксизму и немецкой исторической школе в политической экономии, а с другой стороны, субъективной психологической школе (маржинализму). С наиболее фундаментальной критикой основных положений классической экономической теории выступил К.Маркс.



Мы остановимся лишь на тех моментах экономической теории Маркса, которые, с одной стороны, указывают на преемственность его экономической теории и классической теории буржуазных политэкономов, а с другой  на те новшества и открытия К.Маркса, которые дают основание считать его одним из основоположников неклассической экономической теории.
Главным достижением буржуазных политэкономов XVIII в. К.Маркс считал открытие трудовой теории стоимости, которая позволила выявить внутреннюю связь экономических явлений капиталистического производства. Экономическая теория К.Маркса сохранила классическую установку на поиск законов развития капитализма. Он развил классическую картину экономической реальности как мира общественного богатства и складывающихся на этой основе классовых антагонизмов.
Тем самым К.Маркс смог продолжить поступательное движение экономической науки, переработав гегелевский принцип историзма и применив его к построению собственной теории капитализма. Его взгляд на развитие общества как на естественноисторический процесс, причины которого лежат прежде всего в сфере материального производства, стал реальной попыткой монистического обоснования взаимодействия всех сфер общества, социокультурной среды, в которую погружены экономические отношения. Причину закономерных противоречий, с которыми столкнулась трудовая теория стоимости, К.Маркс видит в двух взаимосвязанных моментах. Во-первых, в некритическом использовании понятия “стоимость” буржуазными политэкономами.

Никто из его теоретических предшественников не показал материальное бытие стоимости, заключенное в товаре. Во-вторых, никто ранее не различал понятия “прибыль” и “прибавочная стоимость”, вследствие чего был затруднен показ роли труда как единственного источника стоимости и прибавочной стоимости как основы прибылиiii. Введение Марксом понятий абстрактного и конкретного труда позволило найти основу измерения различных видов труда.

Методологической причиной неудач классической экономической теории основатель материалистического взгляда на историю считал антиисторизм буржуазных политэкономов, который не позволил им выйти за рамки рационализации объективных видимостей капиталистического процесса производства, возникающих в результате товарного фетишизма. Именно антиисторизм проявился также в их невнимании к генезису форм экономической мысли, в их неспособности определить институциональную основу своих теорийiv.
Разработав метод материалистической диалектики, К.Маркс перешел, как он сам считал, с уровня анализа обыденных представлений о капитализме к научному рассмотрению объективных законов его развития, которые проявляются в неадекватных формах. Этот метод позволил К.Марксу рефлексировать исходные посылки своей экономической теории. На наш взгляд, главным вкладом К.Маркса в экономическую теорию является понимание капитала как общественного отношения. Это позволило ему адекватно сформулировать предмет исследования и, преодолев натуралистические ориентации в исследовании капитализма, показать необходимость исторического подхода к генезису общества в экономической теории  как по содержанию, так и по формам мысли.

Примыкая вплотную к классическим методологическим ориентациям, он, тем не менее, сформулировал целый ряд основополагающих тезисов, которые выходят за рамки натуралистической исследовательской программы. Во-первых, это понимание экономической реальности как общественных отношений между индивидами по поводу товаров; во-вторых, признание обусловленности экономических интересов и мотивов поведения индивидов их социальной стратификацией: в-третьих, постановка задачи исследования повседневных представлений индивидов, классов через историю буржуазной политической экономии; в-четвертых, открытие метода восхождения от абстрактного к конкретному, сочетающего исследование количественных и качественных, статистических и динамических моментов экономического развития; и, наконец, в-пятых, создание теории делового цикла и схем простого и расширенного воспроизводства капитала, что означало перенос внимания исследователей на проблемы экономической динамики как таковой.
Дальнейшее развитие методологии экономических исследований шло по пути углубления расхождения с классическими ориентациями. Представители немецкой исторической школы (В.Рошер, К.Книс, Г.Шмоллер, В.Зомбарт, М.Вебер, А.Шпитгоф и др.) составили наиболее откровенную оппозицию классической политической экономии как источнику марксизма и самому марксизму. Появление этой школы объясняется прежде всего особыми историческими условиями Германии начала века по сравнению с другими странами: здесь буржуазное государство уже тогда вмешивалось в экономику, а философская традиция рассмотрения истории как духа народа, воплощенного в государстве, придавала этому вмешательству оправдание.



Содержание  Назад  Вперед