Глобализация финансовых рынков


Но в том же октябре 1997 г. в условиях глобализации финансовых рынков, частью которых стал рынок ценных бумаг России, кризис, начавшийся в Юго-Восточной Азии, не обошел стороной российский финансовый рынок. Поскольку только на рынке ГКО вложения нерезидентов составили к этому времени около 15 млрд дол., то возможность выполнения перед ними обязательств и соотношение их потенциальных требований с государственными валютными резервами создали риск девальвации рубля.
Результатом мер Центрального банка по стабилизации валютного рынка явилось сокращение золотовалютных резервов России в середине января 1998 г. до 16 млрд дол., а также введение с 1 января этого года курса доллара на российском рынке на уровне 6200 руб. (до деноминации) плюс-минус 15% в день. И хотя формально валютный коридор был сохранен, но фактически это означало отказ от сохранения прежнего направления валютной политики, поскольку курс доллара на ММВБ не может изменяться больше, чем на 10% за одни торги.
Еще одной важной мерой Банка России, направленной на стабилизацию национальной валюты, явилось повышение ставки рефинансирования с 21% (11 ноября 1997 г.) до 28%, а затем (2 февраля 1998 г.) еще в 1,5 раза, то есть до 42% годовых, с одновременным увеличением с 6 до 9, а затем и до 11% резервных требований по привлеченным банками средствам в иностранной валюте. Однако такая мера, как повышение ставки рефинансирования, имеет двойственный результат. Для иностранных инвесторов она должна повысить привлекательность российского денежного и финансового рынков, но при этом свидетельствует об ухудшении экономической ситуации в стране и может явиться одной из причин снижения кредитного рейтинга страны ведущими рейтинговыми агентствами мира. Для отечественных производителей возможность воспользоваться и без того дорогими кредитами коммерческих банков сводится практически к нулю.

Поэтому понижение ставки рефинансирования 17 февраля 1998 г. первоначально до 39%, а в середине марта даже до 30% годовых было слишком маленьким, чтобы вернуть заинтересованность национального инвестора к кредитам российских банков.
Присоединение России к 8-й статье устава Международного валютного фонда, предусматривающей введение полной конвертируемости рубля по текущим операциям, было важным шагом на пути регулирования валютного рынка, позволявшим привлечь в Россию более дешевые иностранные кредиты и инвестиции.
По мнению специалистов ряда западных стран, в условиях, когда зарубежные банки обязаны создавать резервы от суммы предоставляемого России кредита иногда в 100%-м размере, неконвертируемость рубля создавала ситуацию для валютного риска, который в свою очередь выступает как фактор, сдерживающий инвестиции. И естественно, введение конвертируемости в этом случае может рассматриваться как часть механизма привлечения инвестиций в Россию.
Однако такая форма привлечения иностранных инвестиций, как размещение их на российском рынке государственных ценных бумаг, в условиях финансового кризиса конца 1997 г., когда нерезиденты попытались одновременно вывести свои капиталы с российского рынка, могла бы сыграть негативную роль в развитии не только внутреннего финансового, но и валютного рынков. Поэтому действиям иностранных инвесторов Банк России противопоставил решение об изменении правил участия нерезидентов в торгах российскими гособлигациями, ограничив максимальную доходность, которую смогли получить иностранцы от вложений в ГКО-ОФЗ, почти вдвое  с 9% до 5%. Эта мера была очень своевременной, поскольку позволяла несколько снизить темпы ухода нерезидентов с рынка государственных ценных бумаг.

Теперь для них курс покупки долларов значительно повысился, а для того, чтобы вывести деньги с российского рынка, им стало необходимо заключить форвардный контракт на покупку валюты со сроком исполнения не ранее чем через месяц. Таким образом, был создан механизм постепенного вывода денег нерезидентов с российского валютного рынка, поскольку, чтобы купить валюту по более выгодному курсу, нерезиденты должны были подождать минимум до начала декабря или заключить форвардный контракт на два месяца.



Эти меры позволили избежать тех событий, которые в четвертом квартале 1997 г. развивались в странах Юго-Восточной Азии примерно по такому сценарию  обвал на фондовом рынке, быстрый и массовый отток средств нерезидентов, атака на национальную валюту, паника среди местного населения и предпринимателей и как результат  девальвация ряда валют.
И хотя отток иностранного капитала с рынка государственных долговых обязательств в форме ГКО-ОФЗ за период октябрь 1997 г.  январь 1998 г. оценивался в 1,3 млрд дол., а с рынка корпоративных ценных бумаг  около 3 млрд дол., можно отметить, что выбранная политика регулирования позволила преодолеть сложившуюся ситуацию (Финансовые известия. 1998. 26 февраля).
Правильность направления проводимых монетарными властями мер по стабилизации ситуации на валютном рынке подтверждает то, что объем золотовалютных резервов Банка России чуть вырос и достиг 17,8 млрд дол., из которых 4,9 млрд дол. составили запасы золота. В марте 1998 г. несколько увеличилось предложение иностранных капиталов на рынке государственных ценных бумаг, что также свидетельствовало о некоторой стабилизации на финансовом рынке. Однако уже в мае ситуация резко ухудшилась, что заставило в очередной раз применить экстренные меры повысить ставку рефинансирования первоначально до 50%, а к концу месяца до 150%; правда, уже в первых числах июня произошло ее снижение до 60%.

На этом фоне удорожание внутренних кредитных ресурсов и проблематичность получения более дешевых средств от западных банков, а также потери от переоценки ценных бумаг и дополнительное перечисление средств в фонд обязательных резервов существенно понизят ликвидность банков.
Сейчас уже очевидно, что переструктурирование активов и пассивов займет у банков значительное время. Это показал кризис банковской системы в августе 1995 г., который привел к тому, что у большинства банков резко снизилась ликвидность, вплоть до временной потери платежеспособности по своим обязательствам, включая текущие налоговые платежи, в том числе и клиентов. И хотя в результате некоторые банки избежали банкротства, возник феномен легального "перекладывания" невыполненных обязательств банков перед клиентами на бюджет. Это выражалось в том, что хотя средства списывались с клиентских счетов, но они не проводились по корр. счетам, а оседали в "отстойниках" или по счетам "ностро" в других банках, которые также были неплатежеспособны.

Такие действия привели к ощутимому недополучению федеральным бюджетом значительных налоговых поступлений и, как следствие, усилению бюджетного дефицита, покрытие которого заставило Правительство РФ перейти в итоге от безынфляционных методов к инфляционному финансированию и ужесточению регулирования валютного рынка.
События на мировом финансовом и валютном рынках в конце 1997 и первой половине 1998 г. еще раз подтвердили, что в условиях глобализации мировых рынков страны с развивающимися рынками должны больше внимания уделять проблемам их регулирования и вхождения в мировой рынок, частью которого они становятся.


* Ныне их насчитывается около 1680.



Содержание  Назад