01 Влияние религиозных ценностей на экономические предпочтения россиян


Связь, между религией и экономической деятельностью человека существует с древнейших времен. Религия оказывала и оказывает активное воздействие на поведение верующих в сфере экономики и производства, на отношение к труду. Об этом свидетельствует опыт всех мировых религий.

Экономического успеха добивались те общества и страны, где различные религии своими специфическими средствами стимулировали экономическую деятельность, создавая соответствующий нравственный фон, формируя трудовую этику и соответствующие нравственные нормы.
Известно, что различные религиозные течения в исторической ретроспективе предложили немало вариантов духовного обоснования экономических процессов. В данном контексте отметим: подход русской православной церкви к хозяйственно-экономическим проблемам, коренящийся в специфике исторического развития России, особенностях ее религиозных традиций, национальной психологии русского народа и его самосознании существенно отличается от подхода протестантских организаций, внесших немалый вклад в экономическое развитие Запада. Сейчас между этими двумя хозяйственными ориентациями в идеологическом плане происходит столкновение: либерально-протестантская модель зачастую не учитывающая национальный менталитет, исторический опыт и традиции России, стремится вытеснить традиционалистско-православную.

При этом либерально-протестантская экономическая модель в России предназначенная для формирования (в перспективе) экономического сознания на основе норм и ценностей протестантской этики, что обусловлено представлениями о неспособности православия решать рыночные задачи, поскольку оно исходит из принципов государственности, патриотизма, коллективизма (“соборности”), которые отнюдь не стимулируют индивидуализм и стремление к богатству1.
Конечно, среди последователей православия немало сторонников традиционной точки зрения: надо быть дальше от “мира сего” и его “земных” интересов - политических, социальных, экономических. Однако, нельзя отрицать и того, что в православии есть не только свои трудовые и хозяйственно-предпринимательские традиции, но и определенное хозяйственное самосознание, своеобразное социально-экономическое миросозерцание, опирающееся на систему православно-христианских духовных ценностей, формирующее духовно-нравственные критерии и стимулы хозяйствования. В этом смысле можно говорить об “особых чертах православного экономического человека”, о “православной философии хозяйства” [1, с. 346, 456], [2]. Истоки этого социально-экономического православного миросозерцания можно обнаружить в сочинениях Василия Великого и Иоанна Златоуста.

Большую роль в выработке социально-хозяйственной этики православия сыграли Нил Сорский и Иосиф Волоцкий, митрополит Владимир (Богоявленский), сравнительно недавно канонизированный Русской православной церковью. Значение хозяйственной деятельности человека, соотношения религии и социально-экономической жизни в рамках разработки проблем социального христианства отмечалось С.Н. Булгаковым [1].
На наш взгляд, существенным представляется не только анализ официально провозглашаемых религиозными организациями принципов и оценок различных типов хозяйственно-экономической деятельности, но и отношения рядовых верующих к тем или иным экономическим ценностям, их восприятия рыночных реформ последнего десятилетия (субъективный аспект), а также анализ реального уровня жизни верующих граждан и источников их доходов (объективный аспект).
Весной 2000 г. Российским независимым институтом социальных и национальных проблем по заказу Фонда Ф. Эберта было проведено социологическое исследование “Россияне о судьбах России в XX-м веке и своих надеждах на XXI-й век” по репрезентативной всероссийской выборке. Опрошено 2050 человек из Москвы (6,3% от общего числа опрошенных), Санкт-Петербурга (4,6%), Северо-Западного района (5,7%), Волго-Вятского района (5,6%), Центрального района (12,1%), Центрально-Черноземного района (5,7%), Поволжского района (10,9%), Северо-Кавказского района (12,0%), Уральского района (12,7%), Западно-Сибирского района (8,9%), Восточно-



Сибирского района (6,4%), Дальневосточного района (5,2%) в 58 населенных пунктах, из которых 10,9% от общего числа представляют мегаполисы, 43,6% - областные (краевые, республиканские) центры, 21,2% - районные центры, 24,3% - сельские населенные пункты. Респонденты относятся к различным социальным группам: 29,7% от общего числа опрошенных – рабочие; 5,6% - инженеры и инженерно-технические работники; 3,7% - гуманитарная интеллигенция; 4,4% - работники государственной торговли, сферы услуг, транспорта, связи и жилищно-коммунальных хозяйств; 4,2% - служащие, 3,3% - предприниматели; 24% - жители села; 3,5% - военнослужащие и сотрудники Министерства внутренних дел; 15,9% - городские пенсионеры; 2,6% - студенты; 3,4% - безработные. Средний возраст респондентов - 44 года (22% - 30 лет и моложе; 45,6% - от 31 до 50 лет; 32,4% - 51 год и старше).

Среди опрошенных 49,3% мужчин и 50,7% женщин. По национальной принадлежности: 82,8% русских; 5,8% украинцев и белорусов; 5,0% - татар; 2,6% - представителей народов Кавказа и Закавказья; 3,8% представителей других народов.
В ходе исследования в качестве ведущего критерия определения основных мировоззренческих групп было выделено самоопределение опрошенными себя в качестве верующих или неверующих. При этом соотношение этих групп среди опрошенных выглядело следующим образом: 42% верующих и 28% неверующих (остальные 30% опрошенных отнесли себя к группе колеблющихся, безразличных или затруднились с ответом. Мы исключили их из нашего дальнейшего исследования по причине достаточно характерной для этих групп промежуточной позиции между верующими и неверующими по рассматриваемым вопросам и не имеющей принципиального значения в рамках данной статьи)2.
Говоря о самоидентификации респондентов, следует учитывать, что в массовых опросах существует довольно серьезное несовпадение общего числа верующих с общим количеством приверженцев конкретных конфессий (69,5%), то есть при мировоззренческой самоидентификации часть респондентов не определяет себя как верующих, но в то же время, отвечая на вопрос “Если Вы верующий, то к какой конфессии себя относите?” считают себя приверженцам тех или иных, чаще всего традиционных конфессий. Подобное явление объясняется идентификацией ими “православия” или “ислама” с национальным образом жизни, с той культурой, типом цивилизации, принадлежность к которым для данных респондентов естественна. Возможно поэтому конфессиональная принадлежность опрошенных практически не влияет на выбор социально-экономических или политических взглядов.
Остановимся несколько более подробно на общих тенденциях в развитии религиозной ситуации в России, ибо это даст возможность более глубоко понять отношение отдельных групп верующих к различным сторонам социально-экономического бытия. Для групп верующих и неверующих в России существует ряд характерных особенностей.
В соотношении верующих и неверующих среди мужчин и женщин в России существует четкая связь между полом и верой: среди верующих преобладают женщины, составляя примерно 60% от общего числа верующих, в то время как среди неверующих женщины составляют примерно 35-40%. Эта тенденция существует в России еще со времен СССР и реальных изменений в гендерном отношении среди верующих не происходит. Понятно, что многие проблемы социально-экономического характера неравномерно затрагивают мужчин и женщин.
Существует зависимость между возрастом и отношением к группам верующих или неверующих: достаточно явно выражено численное превосходство верующих над неверующими среди старшего поколения и обратная картину среди молодежи и лиц среднего возраста. Среди верующих лица до 30, 31-50 и старше 50 лет составляют, соответственно 21, 45 и 34%; среди неверующих – 23, 47 и 30%. Вероятно, этот феномен объясняется не столько широким процессом религиозного возрождения, сколько переходом социальной системы к состоянию определенного естественного баланса.

Поэтому и люди пожилого возраста, которые, вполне возможно, были в душе сторонниками той или иной религии еще в советский период (просто не выказывали этого, боясь последствий), теперь открыто заявляют о своих религиозных пристрастиях.
В оценке образовательного уровня разных мировоззренческих групп также существует некоторая тенденция: в целом неверующие являются более образованными, чем верующие, которые преобладают только в группе людей, не имеющих законченного среднего образования. Имеют ученую степень, высшее, среднее образование и не имеют среднего образования среди верующих, соответственно, 2, 21, 65 и 12%; среди неверующих – 3, 23, 68 и 6%.
Еще раз подчеркнем весьма существенный факт: как в советские времена, так и в современной России прослеживается одна и та же социально-демографическая тенденция - среди верующих в качестве большинства оказываются женщины, пожилые люди и люди с невысоким уровнем образования. Среди неверующих, напротив, преобладают мужчины, относительно молодые, с высоким уровнем образования3.
Сравнительный анализ самозачисления в разные доходные группы верующих и неверующих позволяет увидеть, что верующие по сравнению с неверующими оценивают свое материальное положение как более плохое. Относят себя к материально высокообеспеченным, среднеобеспеченным, низкообеспеченным, к живущим за чертой бедности и затрудняются с ответом, соответственно, среди верующих – 0,2; 24,0; 59,3; 13,3 и 3,2%. Среди неверующих – 0,4; 29,4; 56,0; 10,7 и 3,5%.

Интересные записи



Содержание    Вперед