Глава 1   Глава 2

Мир и Образ мира


Когда я говорю: в устройстве нашего мира станем как дети и будем обо всем договариваться, я немного лукавлю. Как психолог-прикладник. У нас пока нет никакой возможности договари­ваться. И для того, чтобы она появилась, мне и нужно заполу­чить от вас самое первое и самое простое согласие, пусть даже бездумное пока еще. Пусть построенное исключительно на чув­ствах. Лишь бы было хоть что-то, на что можно было бы опереть­ся. Человек — настолько сильный Дух, что с ним ничего нельзя сделать помимо его воли. Он даже Бога запросто может не впус­тить в себя и не признать. Попробуйте сами оценить свою силу, исходя из этого имени — Человек-Богоборец!

Поэтому, чтобы хоть что-то получилось, мне нужно вести вас по согласиям. И не просто заручаться вашим доверием, а вызывать у вас исключительно разумные ответы, которые с не­избежностью подводят вас к решениям совершать определенные поступки. Это значит, что моя задача — всего лишь заставить вас думать в строго определенном направлении и удерживать это состояние до тех пор, пока не будут совершены все ходы мысли и вы сами не придете к тому решению, которое будет вашим и только вашим. Мне же остается лишь надеяться, что при этом оно совпадет с моим решением, и мы вместе приступим к одно­му и тому же делу.

И вот тут я попадаю в ловушку, которая и заставляет меня хитрить, потому что каждый из читающих эти строки уже знает, о чем я говорю, и нисколько не сомневается в том, что умеет думать и договариваться. И в общем-то он прав. Но поглядите на наших политиков, которые заняты только тем, что думают и договариваются, и вы поймете, что в их сознании имеются ка­кие-то помехи и тому, и другому. Для нас это означает, что все умеют думать и все умеют договариваться, но каждый делает это как-то по-своему, так что остальные его не понимают. Мысль изреченная есть ложь...

Как нам договориться однозначно, как действительно прий­ти к такому состоянию, когда мы увидим один и тот же образ, который и будем воплощать в жизнь? Как мне вырваться из той ловушки, в которую я сам загнал себя, предположив, что мы можем построить собственный мир всего лишь договорившись?

Пока как прикладник я вижу лишь один путь — предельно подробно описать тот образ мира и предприятия ему соответ­ствующего, который вижу я, и обсудить его со всеми желающи­ми заняться творением миров. А во время обсуждения выявить все разночтения предложенных образов и понять, чем они выз­ваны. Если разным пониманием того, как надо делать дело, то надо расходиться, потому что это означает, что мы хотим пост­роить разные миры. Если явными ошибками, то придется пра­вить того, кто их совершает — меня или тебя. А вот если неспо­собностью что-то понять или увидеть, то дело за психотерапией или тем разделом прикладной культурно-исторической психо­логии, который мы называем психотехникой. Проще говоря, тогда надо лечить самих себя, восстанавливая способность восприни­мать образы, создавать их, решать с их помощью задачи. В об­щем, лечить и восстанавливать все то, что входит в понятие «ду­мать». Можно назвать это Разумом.

Но если мы пойдем этим путем, неизбежно налетим на не­хватку чисто психологических знаний не только о том, что зна­чит думать, но и о том, как вообще устроена эта наша способ­ность, которую иногда называют Разум, иногда Мышление, а то и Сознание.





Содержание  Назад  Вперед