Последствия вступления страны в таможенный союз:


е. точке А. При этом равновесная цена установится на уровне Р1 а общий объем импорта в страну составит веSичину Q1. Однако, как это следует из рассматриваемой графической модели, кривая предельных издержек импорта МС проходит выше соответствующей ей кривой предложения. Это объясняется тем, что в силу существующей монопсонии страны-импортера приобретение каждой дополнительной единицы импортной продукции ведет к повышению ее цены. Следовательно, рассматриваемая страна будет максимизировать свой выигрыш, приносимый ей внешней торговлей, в точке С - точке
пересечения кривой спроса и кривой предельных издержек МС, импортируя при этом товары в объеме Q2.


Рис. 5.3. Тариф в условиях монопсонии
Для того чтобы сократить объем потребления (импорта) до уровня Q2, правительство страны может ввести импортную пошлину, равную по величине разности (Р3 - Р2). Импортер, таким образом, будет реализовывать свой товар по цене Р2, потребители будут покупать его по цене Р3 величина (Р3 - Р2) с каждой единицы продукции будет поступать в доход государства.

5.2.7. Тариф и таможенные союзы
До сих пор мы рассматривали "общие" торговые барьеры, когда обложению налогом или ограничению импорта подвергались все товары вне зависимости от страны, в которой они производились. Однако некоторые импортные барьеры могут носить дискриминационный характер, поскольку облагают налогом товары из одних стран в большей степени, чем из других. Такая ситуация имеет место, например, внутри любого таможенного союза.
При организации таможенных союзов возникает необходимость ответа на следующий вопрос: если исходной является ситуация, при которой весь импорт независимо от его происхождения облагается одинаковой ставкой тарифа, то каким будет выигрыш или потеря от снятия торговых барьеров только между некоторыми странами? Иными словами, что происходит при образовании таможенного союза? Оказывается,
что создание таможенного союза может как улучшить, так и ухудшить положение дискриминирующей страны и всего мирового хозяйства.
Влияние упразднения торговых барьеров между партнерами представлено на рис. 5.4, который является графической моделью последствий присоединения Великобритании к Европейскому экономическому сообществу, представляющему собой таможенный союз стран Западной Европы.


Рис. 5.4. Последствия вступления страны в таможенный союз:
а - до образования таможенного союза; б - после образования таможенного союза
В целях упрощения анализа предположим, что все кривые предложения абсолютно эластичны. При отсутствии тарифов самыми дешевыми для Великобритании оказались бы, естественно, японские автомобили по цене P1 = 3000 фунтов стерлингов. Следом за ними, по цене Р2 = 3400 фунтов стерлингов, расположились бы германские машины.
В условиях свободной торговли Великобритания стала бы импортировать автомобили только из Японии. Точка С определяла бы в этом случае условия (параметры) равновесия объема спроса и объема предложения. Однако до присоединения Великобритании к таможенному союзу в рамках Европейского экономического сообщества (левая модель рис.

5.4) в ней действовали торговые ограничения в отношении импорта автомобилей. Предположим, что тариф был специфическим и единым для всех иностранных поставщиков - 1000 фунтов стерлингов, что повышало внутреннюю цену импортных японских автомобилей
с 3000 до 4000 фунтов стерлингов. Никто при этом в Великобритании не стал бы покупать германские автомобили, поскольку они обошлись бы в 4400 фунтов стерлингов. Таким образом, отправным пунктом наших рассуждений становится точка А, в которой Великобритания получает в качестве тарифных сборов доход в размере, соответствующем площади прямоугольника P1P3AF.

Излишек потребителей, оставшийся в их распоряжении, будет соответствовать площади треугольника P3GA.
Общий выигрыш Великобритании (в лице государства и собственно потребителей) будет соответствовать площади фигуры P1GAF.
Теперь предположим, что Великобритания вступает в Европейское экономическое сообщество, упраздняя все тарифы на ввоз автомобилей из стран-партнеров, в то же время оставляя их на прежнем уровне в отношении импорта из третьих стран (правая модель рис. 5.4).



Германские автомобили будут теперь стоить в Великобритании 3400 фунтов стерлингов, т. е. на 1000 фунтов стерлингов дешевле, чем до вступления Великобритании в таможенный союз. Таким образом, они станут самыми доступными по цене из всех импортных автомобилей.
Британские потребители, видя, что цены на автомобили упали с 4000 до 3400 фунтов стерлингов, увеличат объем спроса (покупок) теперь уже германских автомобилей до уровня, соответствующего точке В, т. е. до М1.
Потребительский выигрыш после вступления Великобритании в таможенный союз составит, таким образом, величину, эквивалентную площади треугольника P2GB. Однако британское правительство в этом случае никаких поступлений в госбюджет не получит.
Если сопоставить обе рассмотренные модели, то легко убедиться в том, что после вступления Великобритании в таможенный союз доход ее увеличился (по сравнению с соответствующим доходом до вступления в союз) на величину ЕАВ (+) и уменьшился на величину Р1P3ЕF (-).
Исследуя рассмотренные выше модели, можно определить условия, при которых общий выигрыш от таможенного союза превышает убытки. Выигрыш оказывается тем выше, чем:
эластичнее кривая импортного спроса;
больше разница между издержками отечественного производства и издержками страны-партнера (то есть между их кривыми предложения);
меньше разница между издержками производства страны-партнера и издержками производства третьей страны.
Таким образом, наилучшие условия для увеличения объема торговли возникают при высокоэластичном спросе на импорт и наличии в одной из стран - партнеров по таможенному союзу издержек производства, приближающихся к мировому уровню. И наоборот, наименее эффективным будет присоединение к таможенному союзу в случае неэластичного спроса и высоких издержек производства во всех странах-партнерах.

5.2.8. Неэкономические доводы в пользу тарифа
Следующая группа аргументов в пользу тарифного протекционизма связана со стремлением государства к достижению "неэкономических" целей (политических, культурных, социологических и др.). Здесь приходится иметь дело с вопросами, обычно остающимися за пределами традиционного экономического анализа.
Среди них чаще всего выделяют следующие три немеркантильные цели:
национальный престиж;
перераспределение доходов;
национальную оборону (защиту).
Целые нации, как и отдельные личности, нуждаются порой в своего рода символике и осознании того, что некоторая продукция производится в данной стране. И если достижение этой цели невозможно без ограничений во внешней торговле, государство может установить на ввоз ее в страну из-за рубежа соответствующие таможенные пошлины.
Следующей неэкономической целью торговой политики можно считать перераспределение доходов внутри страны. В частности, необходимость тарифа может быть обоснована тем, что он обеспечивает большую степень защиты какой-либо обделенной группы населения пусть даже за счет уменьшения общего размера "пирога", подлежащего дележу.
Сильнейшим доводом сторонников протекционизма является тезис о необходимости обеспечения достаточного уровня национальной безопасности страны в случае возникновения острых осложнений между государствами, от которых, как показывает всемирная история, никто не застрахован. Если игнорировать этот аргумент, то в мирное время в мировом хозяйстве может сформироваться такая структура международной специализации, в соответствии с которой некоторым странам будет экономически невыгодно производить стратегическую продукцию. К стратегической, в частности, относят продукцию, которая может быть использована (или имеет очень большое значение) в условию: военного времени. Если такие страны будут вовлечены в военный
конфликт, тем более со странами, производящими стратегическую продукцию, их национальной безопасности может быть нанесен очень большой ущерб.
Кстати, даже А.Смит - первый идеолог свободной торговли - отказался от своих обычно беспощадных нападок на торговые барьеры и сам лично санкционировал запретительные законы в отношении кораблестроения и прочих стратегических производств. В этом случае, считал А.Смит, национальная оборона имеет большее значение, чем национальное богатство.
Очень весомым аргументом в пользу сохранения протекционистской защиты производства, связанного с обороноспособностью, выступает необходимость поддержания определенного объема производства и сохранения квалификационных навыков, знаний и опыта для выпуска конкурентных товаров (которые в противном случае могут быть просто потеряны, а воссоздание их обошлось бы стране слишком дорого). Противостоять этому могут только разработка и реализация отраслевой стратегии развития, ориентированной на создание независимого от мировой экономики многопрофильного (диверсифицированного) национального хозяйства.
Рассмотренный выше перечень как экономических, так и неэкономических аргументов, используемых для обоснования протекционистской политики, можно было бы продолжить.Сюда можно отнести, например, доводы в пользу сохранения стабильности национальной валюты, обеспечения баланса между объемами экспорта и импорта и т.д.
При принятии конкретного решения о необходимости введения той или иной протекционистской меры всегда необходимо обосновать: представляет ли она наиболее эффективное средство для достижения данной цели, нет ли других альтернативных методов ее реализации, имея в виду, что общее благосостояние страны оказывается более высоким не за счет введения внешнеторговых ограничений, а в условиях свободной торговли.
В то же время еще раз подчеркнем, что в реальной действительности идея свободной торговли поддерживается лишь в уставах международных организаций и в учебниках по международной экономике. Существование противодействующих друг другу государств ставит перед национальными правительствами задачу обеспечения собственных национальных интересов, в том числе и за счет протекционистских мер. Практически любая страна мира применяет в настоящее время те или иные торговые ограничения.

Публикуемый ежегодно Международным валютным фондом перечень таких ограничений занимает десятки страниц.




Содержание  Назад  Вперед