Глава 1   Глава 2

Переход в Управление 2


Несправедливость, безусловно, есть нарушитель внутренне­го гомеостаза. Гомеостазом считается «совокупность сложных приспособительных реакций животного и человека, направлен­ных на устранение или максимальное ограничение действий раз­личных факторов внешней или внутренней среды, нарушающих относительное динамическое постоянство внутренней среды орга­низма».

Иначе говоря, несправедливость нарушает какое-то внутрен­нее равновесие, и мы стремимся его восстановить. В середине века, когда была очень сильна уверенность психофизиологов в действенности нейрохимического подхода, наука пришла к вы­воду, что поведение человека определяется биохимией организ­ма. Простецки говоря, впрыснул одно химическое соединение в тело — радуемся, другое — горюем.

Американский физиолог У. Кеннон в 1929 году создал даже понятие «гомеостатов» — нервных механизмов, осуществляющих выравнивание состояния человеческого организма. Изменилась биохимия — меняем поведение — в итоге имеем восстановлен­ное равновесие, гомеостаз.

При таком подходе средой, где живет несправедливость, ока­зывались внутриклеточные и межклеточные жидкости. И если это так, то застоявшаяся несправедливость, которая, по мнению стариков-мазыков, превращается в яд, называемый ненавистью, действительно оказывается ядом в прямом смысле этого слова. И наши метания в поисках способа восстановить справедливость оказываются поиском возможности избавиться от причиняюще­го боль внутреннего яда.

И тогда мы можем говорить о цивилизации ненависти, о гло­бальной культуре, построенной на поисках способов сбрасыва­ния внутреннего яда. Если учесть, что единственный способ вы­кинуть этот яд из себя, доступный обычному человеку, — это передача в среду, которая в состоянии его впитать, то есть про­литие его на другого человека, мы должны обнаружить в обще­ственной психологии множество способов, как оправдать подоб­ные действия и тем самым получить право травить другого неуязвимо для себя.

По правде говоря, если подойти к этому всерьез, то мы та­кие способы обнаруживаем, и обнаруживаем повсюду. По сути, эту неуязвимость для стравливания ненависти обеспечивает та­кой всеобщий общественно-психологический механизм, как понятие «свои - чужие». Чужой — это даже не человек. В отноше­нии его не действуют законы и правила, относящиеся к своим. Чеченская война и работа так называемых шариатских судов по­казала это нам со всей очевидностью. Чужой — это материал для ослабления моего отравления!

Но это в случае открытой войны. Затравливание, которое так широко применяется в демократических обществах — есть то же самое стравливание ненависти и означает не только «преследо­вание сворой псов», но и отравление, если приглядитесь. Травля собаками лишь оказалась, на мой взгляд, удобным воплощени­ем внутреннего желания, даже потребности кого-то травить сво­ей ненавистью.

Иначе говоря, пока травля относится к охотничьим зверям, — это очевидный и узнаваемый психотерапевтический прием сброса внутренних напряжений, в том числе и кипящей ненависти. Когда же мы наблюдаем травлю людей, мы распознаем этот механизм не так легко. Нам кажется, что у травящих могли быть какие-то вполне разумные цели, которые их побуждали это делать. Конеч­но, у тех, кто травит, почти всегда есть какой-то заказ или вне­шняя цель. Но ложатся они всегда на внутреннюю потребность.





- Начало -  - Назад -  - Вперед -