d9e5a92d

Люди делают предприятия, чтобы получать


 

Люди делают предприятия, чтобы получать прибыль, и со­бираются на предприятие затем, чтобы получать прибыль. Все остальное — это помимо предприятия! В свободное время. Прав­да, платить иногда можно и не деньгами. Но это уже особый разговор. А для того, чтобы легче было видеть работу, то есть то, за что надо платить, время от времени вспоминай, что однажды ты можешь оказаться хозяином собственного большого предпри­ятия, которое будет приносить прибыль, только если не будет обиженных.

Итак, как только мы начинаем перечислять хвосты, кото­рые окружают рабочее место творческого человека, становится ясно, что рядом с художником всегда должен быть кто-то, кто будет за него эти хвосты разгребать и увязывать, как это дела­ла его мама. Иными словами, чтобы художник мог ни на что, кроме творчества, не отвлекаться, кто-то должен ему такую возможность заботливо обеспечивать.

Это третья часть Внешнего отдела — Управляющий со своим небольшим штатом. Каким?

 В зависимости от заказа таким, какой требуется, чтобы обес­печить выполнение любых требований, которые может предъя­вить Постановщик задач или любой из его программистов. Чаще всего — это один-два секретаря. Можно ли справиться со всем обилием дел и хвостов, которые окружают Внешний отдел или любое малое производство, одним-двумя секретарями?

Конечно, нет. Но делают они это не сами. а с помощью чет­вертой части — самого Авалона, где и находятся все необходи­мые для обслуживания производства отделы. Их можно назвать Маткой, чтобы сходство с заботливой мамой было яснее. Управ­ляющие — это присутствие большого заботливого предприятия внутри любого творческого подразделения.

Как бы то ни было, но я постарался нарисовать начальный образ того, что такое Предприятие. И в него вошли две части:

Производство и Обслуживание производства. Матка. По край­ней мере, пока разделим все лишь на эти две части, а потом посмотрим, нельзя ли будет выделить еще какие-то явные со­ставные части.

Как это ни парадоксально, но хоть производство и кажется его работникам главным, однако Матка может плодить такое количество производств и производственных отделов, какое по­считает нужным. И это очень важно увидеть, потому что наш с вами «внутренний пролетарий», наш скрытый «работяга» — а это злобная тварь прямо противоположная разуму и богатству — привычно требует уважать только работяг, а всех остальных счи­тать эксплуататорами, бездельниками и нахлебниками.

Это явное проявление нашей советской культуры — искусст­венно культивируемая в нас целых полтора столетия ненависть ко всем, кто правит или управляет, к деловым людям, к пред­принимателям, к утонченности, к мечте и полету... Ко всему, что не вмещается в стадо и не является быдлом. Любое стадо затравливает все выдающееся. Даже если стадо состоит из элит­ных животных... Например, из интеллигенции. Но иногда, когда «работяга» загнан в угол, есть возможность сквозь окружающую его пленку ненависти увидеть истинное устройство мира. Рус­ские интеллигенты очень хорошо это чувствовали, когда встре­чались на Соловках с теми, на кого сами доносили.

И тогда, хорошенько получив по рылу, мы со всей очевид­ностью прозреваем, что Управление выше Труда. И оно не зря выше и не зря управляет трудом. И если ты откажешься управ­лять, как это бывало на Руси со времен призвания варягов, при­дут враги, возьмут власть и будут править, а не управлять. А пра­веж, по-русски, означает порку, а то и дыбу. Творческие люди, кстати, очень плохо ее выдерживают. Но так было всегда в исто­рии — когда ты отказываешься принять разумное управление, ты или хамеешь или становишься холуем. В любом случае тогда ты получаешь то, что заслужил — власть переходит к Хаму. Вели­кий Хам уже столетие правит Россией...

И это тоже выбор. Выбор жизненного пути.

 





Содержание  Назад  Вперед