Глава 1   Глава 2

Храм, или Научно-исследовательский институт 3


 

Это происходит, когда кришнаиты вслед за индуизмом гово­рят о том, что наши такие осязаемые и материальные тела брен-ны и иллюзорны, а душа, которая не видна, не осязаема и ка­жется выдумкой, переходит из одного в другое и остается единственной действительностью. Это же происходит, когда в русских житиях святых уверовавшая в Христа женщина говорит домогающемуся ее влюбленному: «Испей воду за правым бортом лодки, а потом испей за левым. Есть ли разница? Нет? Так вот так же и женские тела. По прошествии времени ты не вспомнишь разницы между женщинами, которыми обладал. Все вожделение к телу — обман...»

Богине Судьбе не приходилось никого из своих слуг убеждать в том, чтобы они научились видеть не вещи, не материальные проявления, а самую суть, духовное наполнение и внутреннюю силу вещей. Ее служители — это люди, которые делают деньги из денег, даже не вспоминая, что жизненная сила при этом хра­нится в вещах и пище, то есть в Земле. Человек, делающий день­ги в банке или на бирже, подобен математику или музыканту, который глядит в выдуманный мир каких-то несуществующих взаимодействий и, как ни странно, при этом предсказывает со­ответствия с действительностью. Можем ли мы не считать такого человека магом?

Управление гораздо более магично, чем производство, пото­му что оно гораздо более действенно. Но нет никакой иной ма­гии, кроме той, что производит производство. И это древний спор, завершавшийся во многих странах революциями рабочих против эксплуататоров. Где же действительность, где же настоя­щее?

Очевидно, нам пора отказаться от материалистического взгля­да на мир. Духовный мир, мир человеческого сознания — такая же действительность, как природа и материя. И в нем произво­дится что-то такое, без чего ни одно производство невозможно, а значит, невозможно и извлечение жизненной силы. Духовный мир человека производит образы.

К примеру, образы того, как добывать и распределять жиз­ненную силу. И они стоят так много, что люди платят и платили всегда творцам образов больше, чем производителям жизненной силы. Платили как раз те, кто ее производил. Попросту отдавали большую часть произведенного за эти образы. Значит, мы вполне можем перевернуть все взгляды на взаимоотношения между ра­бочими и управляющими: совершенно неосязаемые, как бы не­видимые, почти несуществующие образы так ценны и так це­нятся в этом мире, что человечество считает возможным вкалывать в поте лица своего и отдавать все добытое, чтобы только приоб­рести хоть какое-то количество этих образов.

Иначе говоря, жизненная сила, которую мы добываем, воз­можно, нужна вовсе не для выживания. И она, и само выжива­ние нужны только затем, чтобы успеть приобрести за свою жизнь как можно больше образов сознания. По крайней мере, так это ощущают все «простые люди», не являющиеся творцами обра­зов. Как называл их один из обучавших меня стариков — охотни­ки за образами. Земля — это лучшие охотничьи угодья в ближай­ших окрестностях вселенной, почему мы все сюда и слетелись. В образный заповедник.





Содержание  Назад  Вперед