Даже банки играли в эту игру.


Преследуя свои частные интересы, представители бюрократического аппарата управления рассматривают соответствующие институты и процедуры как источник своего обогащения и существования. При этом, естественно, они не могут считаться с интересами общества, но всякий раз, когда для этого представляется возможность, они способны подчинять их своим эгоистическим интересам и потребностям. Так, выполнение формальных актов зачастую становится для бюрократов-управленцев действительным содержанием их деятельности. Здесь коренится взаимосвязь государственной бюрократии и коррупции. Коррупция так или иначе присутствует во всех странах мира, а во многих из них стала обычным, заурядным явлением.

Коррупция это злокачественная опухоль, которая, так или иначе, рано или поздно приведет к деградации государственности, демократических институтов ее функционирования и развития.
Иначе говоря, коррупция это не только и не столько форма преступного обогащения бюрократического государственного аппарата путем персонифицированного теневого взаимодействия с хозяйственными и иными структурами жизнедеятельности общества. Во все времена она была, есть и будет основным источником и гарантом криминализации общественной жизни, ее деградации. Не случайно древние римляне включали в это понятие столь емкое содержание, раскрывающее логическую взаимообуславливаемую связку явлений: подкуп порча упадок.

Именно поэтому коррупция является как условием, так и следствием функционирования теневой экономики, усиления имущественной дифференциации общества, падения нравов и деградации общественно-политической жизни. Не потому ли в настоящее время волна криминализации захлестнула страну?

Даже по официальным данным, на долю теневой экономики в стране приходится 20%, а по расчетам Мирового банка - 40% внутреннего валового продукта4.
Как отмечается в Концепции социально-экономического развития России на период до 2005г., широкое распространение в стране получили криминальные формы поведения субъектов экономических отношений, решение ими экономических задач в обход существующих законов.5
Политика государства в данной сфере должна быть направлена на недопущение перехода экономической преступности в новое качество криминализации всей экономической системы государства. К сожалению, реальностью российской экономической жизни становится криминальное поведение все более растущего числа субъектов хозяйствования. Криминализация всей системы экономических отношений означает переход процессов регулирования и контроля хозяйственной деятельности к организованным криминальным структурам.

Происходит рост коррупции и организованной преступности, они проникают в ключевые отрасли российской экономики.
В сегодняшней России (как, впрочем, и в других государствах СНГ) важные объекты и сектора экономической сферы находятся под жестким прессингом криминальных структур. Специалисты отмечают беспрецедентную экспансию организованной преступности и ее капиталов в российскую экономику, прежде всего в самые прибыльные области.
Неуклонно растущие экономические и финансовые возможности дельцов теневого бизнеса приводят к возрастанию масштабов подкупа государственных чиновников. По американским оценкам, на подкуп влиятельных чиновников в государственных структурах крупные преступные группировки в России тратят от 30 до 50% своих прибылей. На Украине сумма взяток ежегодно достигает торгового оборота страны за два месяца.6
Происходит слияние коррумпированных государственных чиновников различного уровня и мафиозных структур, усиливается их стремление влиять на принятие экономических и политических решений и даже прорваться к рычагам государственной власти. Масштабы организованной экономической преступности в России, обусловливаемые процветанием коррупции на всех этажах государственной власти, столь велики, что поставили под угрозу не только нормальное осуществление трансформационных процессов, но основополагающие устои государственности как таковой.

Свидетельством подобных тенденций участившиеся случаи обращения к данной проблеме Президента РФ в его наиболее значимых, программных выступлениях.



2.2. Причины коррупции.
Как правильно отмечали М.Левин и Г. Сатаров, коррупция проявляется там, где есть власть, т.е. право принимать решения и распоряжаться ресурсами. Это могут быть бюджетные средства, государственные заказы или льготы либо, наоборот, - штрафы, запреты, те или иные наказания. К властным ресурсам относятся право разрешения или запрета, право принять решение или уклониться от него. Не следует полагать, что речь идет только о государственной власти.

Должностное лицо в фирме или общественной организации также обладает властью и возможностью распоряжаться ресурсами. Значит, и здесь есть возможность для коррупции.7
С этой точки зрения интерес представляет позиция экспертов Всемирного банка, которые полагают, что волна коррупции захлестывает общество тогда, когда и государственные чиновники, и частные субъекты хозяйственной деятельности получают возможность обогащаться без особого риска. Именно такая ситуация складывается в странах с переходной экономикой.

Традиционные формы контроля ослабевают прежде, чем начинают действовать новые правовые ограничения. Кроме того, государство по-прежнему владеет огромным богатством предприятиями, недвижимостью, природными ресурсами и сохраняет за собой регулирующую функцию, даже несмотря на легализацию частной собственности, предпринимательство и капитала.
Нечетко сформулированные правила, чрезмерное регулирование и повсеместный контроль дают должностным лицам исключительную власть, создают широкие возможности для взяточничества и присвоения принадлежащих обществу материальных ценностей. Неразвитость в некоторых странах гражданского общества политических партий, общественных организаций, групп, представляющих различные интересы, означает, что столь важная сила, уравновешивающая государственную власть, практически отсутствует.8
Обладание административной властью представляет широкие возможности для злоупотребления ею, будь то в форме протекционизма, незаконного приобретения различных социальных благ и разного рода привилегий, коррупции и т.д. это вытекает из самой сущности административной власти, характеризующейся анонимностью, безличностью, огромным влиянием почти во всех областях общественной жизни, зачастую сращиванием с экономической властью, обладанием информацией по самым животрепещущим проблемам, стоящим перед обществом, арсеналом принудительных средств.
Об обоснованности этих доводов свидетельствует практика осуществления первоначального накопления капитала многими теперешними лидерами российского бизнеса. Оно происходит в форме злоупотребления при распределении и перераспределении ресурсов,


использования каналов связи между субъектами, представляющими официальную государственную экономику, и субъектами нелегальной частной экономики, пренебрежения субъектами частного капитала морально-этическими и юридическими нормами общества, лжегосударственной деятельности частного капитала, использования неликвидных фондов, хищнической аренды, системы перекупок, контрабанды, валютных операций, уклонения от налогов и т.д. Не без помощи ответственных чиновников частный капитал активно использовал также либерализацию цен, ваучерную приватизацию, махинации в банковской сети.
Многие из сегодняшних личных капиталов в России, - утверждается в одном из самых авторитетных в мире бизнеса американских журналов Форбс, - были получены из трех источников: торговли, финансов и сырья, такого, как лесоматериалы и нефть. Первая стадия перехода страны к капитализму характеризовалась нарушением равновесия в системе ценообразования. Можно было купить товары в стране по старым фиксированным ценам, а продавать их по новым рыночным.

Этот трюк открывал неограниченные возможности для взяточничества. Даже банки играли в эту игру.

Они брали в Центральном банке ссуду под 130%, что, в сущности, было негативной процентной ставкой, так как она была ниже инфляционной, а затем предоставляли эти же кредиты под 250%. Такие банки, как Инкомбанк и Менатеп, в очень короткий срок получили большую прибыль.9
Государственный капитал, продолжавший авансироваться в промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт и связь, быстро стал превращаться в торгово-спекулятивный и финансово-ростовщический (особенно с появлением коммерческих банков). Так, в1990г. правительство из бюджета выделило огромные суммы для того, чтобы помочь выстоять промышленности.

Однако эти средства большей частью были перехвачены криминальными структурами, которые отчасти вернули их после того, как получили огромные проценты, а деньги в результате инфляции значительно подешевели. По некоторым оценкам, приблизительные суммы утечки и утраты государственных капиталов, авансированных только в промышленные основные фонды, составили примерно 40 трлн неденоминированных рублей за период 1986-1993гг. в ценах переоценки основных фондов на начало 1994г. В 2000г. по оценке экспертов, более 30% общего объема стартового капитала в частном секторе экономики имело криминальное происхождение.10



Содержание  Назад  Вперед