Неперсонифицированный обмен с контролем


нститугы структурируют экономический обмен в огромном разнообразии форм, которые, однако, имеют несколько общих типов в рамках модели обмена с трансакционными издержками. На протяжении большей части экономической истории господствовал тип обмена, характеризуемый персонифицированными отношениями сторон в процессе мелкого производства и местной торговли. Обычно такой обмен отличался повторяемостью, культурной гомогенностью (т.е. наличием общего набора ценностей) и отсутствием контроля и принуждения со стороны третьих лиц (в чем и не было особой необходимости).

В этих условиях трансакционные издержки невысоки, но зато трансформационные издержки были велики ввиду того, что специализация и разделение труда находились в зачаточном состоянии. Для такого типа обмена характерны небольшие экономические или торговые общности. По мере роста объема и масштабов обмена стороны пытались установить более устойчивые связи с клиентами или персонифицировать обмен. Но чем разнообразнее становился обмен, чем больше происходило актов обмена, тем более сложные соглашения требовались между сторонами и тем труднее было заключать такие соглашения. Поэтому стал развиваться второй тип обмена непер-сонифицированный. Ограничения, которые испытывали участники такого обмена, возникали из наличия кровных связей, залогов, обмена заложниками или тортовых кодексов поведения. Такой обмен часто происходил в рамках сложных ритуалов и религиозных предписаний, призванных служить ограничениями для партнеров.

На таких институциональных конструкциях происходило раннее развитие обмена между партнерами, разделенными большим расстоянием и культурными различиями, а также на ярмарках средневековой Европы. Эти конструкции позволили расширить рынок и реализовать выгоды более сложного производства и обмена, выходящего за пределы небольших географических единиц. На начальном этапе развития современной Европы эти институты привели к росту роли государства в защите купцов и к принятию торговых кодексов по мере расширения возможностей для получения дохода от таких операций.

Однако в этих условиях роль государства была, по крайней мере, двойственной: источником опасности и высоких трансакционных издержек оно бывало столь же часто, как и источником защиты и обеспечения прав собственности.
Третья форма обмена это неперсонифицированный обмен с контролем, осуществляемым третьей стороной. Эта форма обмена имела очень важное значение для успеха современных экономических систем, отличающихся сложными контрактными отношениями, которые необходимы для экономического роста в современную эпоху. Обеспечение третьей стороной условий соглашения никогда не бывает идеальным и совершенным; поэто-

участникам обмена все равно приходится тратить огромные песурсы, чтобы установить надежные партнерские отношения. 'fin ни самостоятельное обеспечение соглашения сторонами, ни установление доверия между ними не могут быть полностью успешными. Дело не в том, что идеология или нормы якобы ничего не значат, напротив, они имеют огромное значение, и поэтому очень большие ресурсы расходуются на распространение кодексов поведения в обществе. Однако в сложных обществах становятся все более выгодными такие формы поведения, как оппортунизм, обман и мошенничество.

Поэтому так важна третья сила, выполняющая функции принуждения. Высокая производительность современного богатого общества несовместима с политической анархией. Эффективное обеспечение соглашений силами третьей стороны лучше всего достигается путем создания набора правил, которые затем делают эффективными и неформальные ограничения.

Тем не менее, проблемы обеспечения соглашений силами третьей стороны через действенную юридическую систему, применяющую (возможно, не лучшим образом) определенные правила, понимаются специалистами недостаточно и являются самой важной дилеммой в исследованиях институциональной эволюции.
Таким образом, становится очевидно, что для разработки институциональной модели нам необходимо изучить структурные характеристики неформальных ограничений, формальных правил и обеспечения их соблюдения, а также форм их эволюции. После этого, соединив результаты этих исследований, мы сможем представить общую институциональную картину политических/экономических систем.




Глава 5
Неформальные ограничения
Во всех обществах, от самых примитивных до самых развитых, люди накладывают на себя ограничения, которые позволяют структурировать отношения с окружающими. В условиях неполноты информации и недостаточной способности производить расчеты эти ограничения снижают издержки взаимоотношений между людьми по сравнению с тем, что было бы в отсутствие институтов. Однако проще описать формальные правила, создаваемые обществом, и следовать им, чем описать неформальные правила, которыми люди структурируют свои взаимоотношения, и следовать этим правилам.

Но хотя содержание неформальных правил не поддаемся точному описанию, и однозначно определить ту роль, которую играют эти правила, невозможно, они имеют большое значение.
Мы, живущие в современном западном мире, считаем, что жизнь и экономические процессы подчиняются писанным законам и правам собственности. Однако даже в самых развитых экономиках формальные правила составляют небольшую (хотя и очень важную) часть той совокупности ограничений, которые формирую стоящие перед нами ситуации выбора; несложно увидеть, что н;
формальные правила пронизывают всю нашу жизнь. В повседнев ном общении с другими людьми дома, за пределами семьи, н работе наше поведение в огромной степени определяется непк саными кодексами, нормами и условностями. В основе нефор мальных ограничений лежат формальные правила, но далеко н всегда последние служат очевидным и непосредственным источни ком ситуаций выбора в нашем повседневном взаимодействии с ок ружаюшими.
То, что неформальные ограничения важны сами по себе (а г. просто как дополнение к формальным правилам), очевидно из то то, что одни и те же формальные правила и/или конституции разных обществах имеют разные проявления. Дискретные инстит, циональные изменения, например, революции, военные завоевс ния или захваты противниками, приводят, безусловно, к новым си

57
темам формальных правил. Но интересно (хотя на это редко об-с тают внимание, особенно сторонники революционных измсне-у») что, несмотря на полное изменение формальных правил, об-
гества упорно сохраняют старые элементы. Японская культура вы-„учпа в условиях американской оккупации после Второй мировой войны; американское общество после революции осталось во многом таким же., как и в колониальные времена; евреи, курды и ог-вомносг множество других групп сохранились в течение многих веков вопреки бесконечным изменениям их формального статуса. Паже русская революция самая, возможно, полная из известных нам формальных трансформаций не может быть понята до конца, если мы не разберемся в вопросе выживания и упорного сохранения многих неформальных ограничений.
Откуда берутся неформальные ограничения? Они возникают из информации, персдаваеуой посредством социальных механизмов, и являются частью того наследия, клтарое мы называем культурой. Способ, которым сознание перерабатывает инф^,-манию, зависит "от способности мозга к обучению путем программирования мозга одним или несколькими тщательно структурированными языками естественного происхождения, которые способны служить кодами для восприятия, установок, моральных (поведенческих) норм и фактической информации" (Йоханссон, 1988, с. 176). Культуру можно определить как "передачу, путем обучения и имитации, от одного поколения к другому знаний, ценностей и других факторов, влияющих на поведение" (Боид и Ричерсон, 1985, с. 2).

Культура с помощью языка задает концептуальные рамки для кодирования и интерпретации информации, которую предоставляют мозгу наши чувства.
Идеи, которые являются предметом рассмотрения в этой главе, в основном опираются на утверждение, сделанное в главе 3, о том, что переработка информации это ключ к пониманию более сложных моделей поведения, вытекающих из модели ожидаемой полезности. Но в той главе главное внимание было уделено вопросу о неполноте информации и, следовательно, необходимости институтов для структурирования человеческих взаимоотношений. В данной главе мы сосредоточимся на том, каким образом культурный фильтр обеспечивает непрерывность, благодаря которой неформальные решения проблем обмена, найденные в прошлом, переносятся в настоящее и делают чрехние неформальные ограничения важным источником непрерывности в ходе длительных социальных изменений.
Я начну с изучения человеческого взаимодействия, в котором нет никаких формальных правил. Как сохраняется порядок в "бхцестве, не имеющем государства? Антропологическая литература

ss
Част1




весьма обширна, и хотя многие антропологические выводы небесспор. ны, они не только имеют важное значение для исторических исследовании и анализа вопросов поддержания порядка в первобытном обществе, но и могут быть полезны для изучения неформальных ограничений в современном обществе. Опираясь на классическое исследование Эванс-Притчарда о племени нуеров, Роберт Бэйтс в 1987 году писал по поводу неформальных ограничений:



Содержание  Назад  Вперед