Числа Фибоначчи - Книги - Вопросы теории


Вопросы теории



РОБЕРТ ФИШЕР, ЙЕНС ФИШЕР - Новые методы торговли по Фибоначчи
Вначале кратко излагаются основные принципы волновой теории Эллиота и отношения Фибоначчи, создавая общий фон подачи материала книги «Новые методы торговли по Фибоначчи». Далее эксперт по Фибоначчи Роберт Фишер переходит к сути концепции, исследуя шесть геометрических инструмен­тов для торговли по Фибоначчи;
« Рады суммирования Фибоначчи: для захвата ритма годовых колебаний рынка
• Коррекции и расширения: торговля в направлении и против основного тренда
• ФИ-каналы: как индикаторы изменений рыночного тренда
• ФИ-эллипсы: для идентификации базовых факторов перемещения цены
• ФИ-спирали: для идентификации разворотов тренда на рынке
• Анализ временных целей Фибоначчи: использует отношения 0,618,1,000 и 1,618 для точного предсказания дня, времени и цены соответственно, при достижении которых тренд изменит направление.
Независимо от того, торгуете вы акциями, фьючерсами или наличными валютами (Forex), книга «Новые методы торговли по Фибоначчи» поможет рассчитать ключевые поворотные моменты на рынках, проанализировать рыночные циклы и сделать возможной и прибыльной дисциплинированную торговлю.

Робеpт Фишеp - Последовательность фибоначчи: приложения и стратегии для трейдеров
Пеpевод выполнен с максимальным сохpанением оригинальной стpуктуpы текста. Для единообpазия обозначений на иллюстpациях и комментаpиев к ним в тексте как pазделитель целой и дpобной частей чисел используется десятичная точка (.), а не запятая (,), пpи этом во избежание путаницы запятая - pазделитель тысяч опускается (напpимеp, 6,478,535.23 -> 6478535.23). В оборотах типа "временные цели" слово "вpеменной" несет удаpение на последнем слоге. Следуя тpадиции pяда pабот с обширными ссылками на оpигинальные тpуды и их pусские пеpеводы, стpаницы англоязычных изданий в ссылках обозначаются буквой "p", а не "с".

Кияница А. С. -Уровни Фибоначчи -там, где деньги лежат
Умение определять существенные уровни, служащие ориентирами для ценовых движений -это важнейшая составляющая успешной работы на валютном рынке. Уровни Фибоначчи и их комбинации, как показал опыт, великолепно служат для повышения эффективности торговой системы. Благодаря этому, сами по себе они становятся важным торговым инструментом. Вместе с тем, Фибо -уровни отлично дополняют работу всех классических фигур разворота и продолжения тренда, позволяя брать максимальную прибыль.

Компьютер Фибоначчи - Алексей Стахов
В предисловии к книге Анри Лебега “Измерение величин” академик А.Н. Колмогоров замечает: “У математиков существует склонность, уже владея законченной математической теорией, стыдиться ее происхождения. По сравнению с кристаллической ясностью развития теории, начиная с уже готовых ее основных понятий и допущений, кажется грязным и неприятным занятием копаться в происхождении этих основных понятий и допущений. Все здание школьной алгебры и весь математический анализ могут быть воздвигнуты на понятии действительного числа без всякого упоминания об измерении конкретных величин (длин, площадей, промежутков времени и т. д.). Поэтому на разных ступенях обучения с разной степенью смелости неизменно проявляется одна и та же тенденция: возможно скорее разделаться с введением чисел и дальше уже говорить только о числах и соотношениях между ними. Против этой тенденции и протестует Лебег”.

Числа Фибоначчи
Жизнь и научная карьера Леонардо Пизанского (Фибоначчи - сокращение от filius Bonacci - сын добродушного) теснейшим образом связана с развитием европейской культуры и науки. В век Фибоначчи возрождение было еще далеко, однако история даровала Италии краткий промежуток времени, который вполне можно было назвать репетицией надвигающейся эпохи Ренессанса. Этой репетицией руководил Фридрих II, император (с 1220 года) "Священной Римской империи Германской Нации". Воспитанный в традициях южной Италии Фридрих II был внутренне глубоко далек от европейского христианского рыцарства. Поэтому к преподаванию в основанном им Неаполитанском университете, наряду с христианскими учеными, он привлек арабов и евреев. Столь любимые его дедом рыцарские турниры, на которых сражающиеся калечили друг друга на потеху публике, Фридрих II совсем не признавал. Вместо этого он культивировал гораздо менее кровавые математические соревнования, на которых противники обменивались не ударами, а задачами.


Содержание Вперед