4. Эмиссия или золотой стандарт 3. Экономическое чудо по формуле Гезеля


Эмиссия или золотой стандарт - Часть 3. Экономическое чудо по формуле Гезеля
В сегодняшней статье мы бы хотели отвлечься от общепризнанных денежных теорий и рассказать об одном уникальном эксперименте, имевшем место в 30 х годах ХХ века, в маленьком городке Вергль, расположенного в Австрийских Альпах.

История эксперимента берет корни в идеях предпринимателя и экономиста Сильвио Гезеля (1862—1930), который выступал сторонником разработанной им же теории свободных денег.

Гезель был преуспевающим немецким купцом в Буэнос-Айресе, начавшим изучать проблемы денег под влиянием кризиса конца 80-х годов XIX века, который был особенно сильным в Аргентине. Его первый труд - Реформа монетного дела как путь к социальному государству - был опубликован в Буэнос-Айресе в 1891 г. Его основные идеи о деньгах опубликованы в том же году в Буэнос-Айресе в работе Nervus rerum, а также во многих последующих книгах и памфлетах, выходивших вплоть до его ухода от дел и отъезда в Швейцарию в 1906 г.

Первая часть его классической работы Осуществление права на полный рабочий день была опубликована в 1906 г. в Женевских высотах, в Швейцарии, а вторая - в 1911 г. в Берлине под названием Новое учение о проценте. Обе части были опубликованы во время войны (1916 г.) и выдержали при его жизни шесть изданий, последнее из которых называется Свободное государство и свободные деньги, как путь к естественному экономическому порядку. В апреле 1919 г. Гезель входил в качестве министра финансов в просуществовавший короткое время кабинет Баварской советской республики, и впоследствии был осужден военным трибуналом. Последнее десятилетие своей жизни он провел в Берлине и Швейцарии, посвятив себя пропаганде своих идей, к которым его современники экономисты относились весьма осторожно.

Пожалуй, только профессор Ирвинг Фишер, единственный из академических экономистов, признал в свое время значение движения последователей Гезеля и вклада его теории в экономическую мысль.

Остановимся кратко на его теории. В конце ХIХ века Сильвио Гезель, будучи коммерсантом, заметил, что иногда его товары продавались быстро и за хорошую цену, а в другое время продавались медленно, с тенденцией к снижению цен. Он начал размышлять об этом и искать причины такого хода событий, и быстро понял, что такие подъемы и спады мало зависят от спроса на его товары или их качества, а почти исключительно - от цены денег на денежном рынке.

Гезель начал следить за такими колебаниями, и скоро пришел к выводу, что люди покупали тогда, когда процентные ставки были низкими, и не покупали тогда, когда они были высоки. Причина того, что денег было то меньше, то больше, заключалась в желании или нежелании обладателей денег давать их под проценты. Если они могли получить меньше 2,5%, преобладающей становилась тенденция к тому, чтобы оставлять деньги у себя, что приводило к уменьшению объемов капиталовложений, приводившего, в свою очередь, к банкротству фирм и уменьшению количества рабочих мест.

Если , через некоторое время, вновь отмечалась готовность людей платить больше процентов за получаемые деньги, они снова охотно предоставлялись. Таким образом, начинался новый экономический цикл. В его начале процентные ставки и цены на товары были высокими, затем, с постепенным увеличением товарной и ускоренным увеличением денежной массы, процентные ставки снова снижались и, наконец, снова приводили к "забастовке" капитала.

Сильвио Гезель объяснял этот феномен тем, что в отличие от всех других товаров и услуг деньги можно оставлять у себя практически без затрат. Если у одного человека есть корзина яблок, а у другого есть деньги, то владелец яблок будет вынужден продать их уже через короткий срок, чтобы не потерять свой товар. А обладатель денег может подождать, пока цена не придет в соответствие с его представлениями.

Его деньги не требуют "складских расходов", а наоборот, дают "выгоду ликвидности", т.е., имея в кармане или на счете в банке деньги, можно ожидать того, когда наступит удобный момент или цена снизится до такого уровня, когда товар выгодно купить.

Гезель делает вывод: если бы мы смогли создать денежную систему, в которой деньги, как и все другие товары и услуги, требовали бы складских расходов (при этом в основу таких складских расходов следовало бы заложить в среднем 5% годовых, что в точности соответствовало бы тем процентам, которые платились в ходе истории за деньги), экономика была бы освобождена от подъемов и спадов в результате спекуляции деньгами. Он предложил создать в рамках этой денежной системы такие условия, чтобы деньги при этом "ржавели", т.е. облагались бы платой за пользование.

Именно эта концепция и была заложена в основу проведенного эксперимента в Баварской провинции. Происходило все следующим образом.

В самый разгар Великой депрессии в 32-33 годах ХХ века на пост мэра города Вергль, население которого тогда не превышало 5000 человек, пришел социал – демократ Михаэль Унтергугенберг.

Он убедил жителей и предпринимателей провести денежную реформу используя идею свободных денег Сильвио Гезеля. Надо заметить, что до этого времени подобный эксперимент уже был проведен в Германии, однако не получил столь широкой огласки в обществе и прессе.

Унтергугенберг распорядился выпустить в обращение 5000 свободных шиллингов, которые принимались в качестве платежного средства на всей территории городка. Особенность таких Шилингов заключалась в том, что они имели отрицательную стоимость. По истечении месяца, владелец данных денег должен был приобрести марку равной 1% стоимости номинала Шиллинга.



Марка наклеивалась на купюру и только после этого могла быть дальше использована в качестве платежного средства.

Суть заключалась в том, что каждый житель, предприниматель или предприятие старались как можно быстрее избавиться от таких денег, чтобы не платить проценты. При этом, такими Шилингами можно было оплачивать не только любые товары, работы, услуги, но и погашать налоги в казну города. В результате, скорость обращения денег выросла многократно, что способствовало резкому росту экономической активности.

Налоги зачастую платились авансом, товарные остатки мгновенно раскупались, расширение малого и среднего бизнеса создавало новые рабочие места.

В то время, когда во всем мире бушевала депрессия в Вергле, всего за 1 год, удалось снизить безработицу на 25%, а также построить мост, дороги, осветить улицы, обновить инфраструктуру и значительно повысить товарооборот.

В течение года 5000 свободных шиллингов были в обращении 46З раза, было произведено товаров и услуг на сумму около 2З00000 шиллингов (5000 х 46З). Обычный шиллинг за это время был в обращении всего 21З раз.

Кроме того, многие экономисты были удивлены тем фактом, что столь большая скорость обращения денег не вызвало никакой инфляции, напротив, цены были стабильны, при этом производственная и потребительская активность набирала обороты.

Экспериментом заинтересовались и другие города Австрии, а также ряд городов во Франции, Германии, Испании, Швейцарии и США. В последнем, даже были попытки обсуждения данной идеи на уровне Министерства Экономики, но не получив должного развития была успешна забыта.

Скорее всего, тому были свои причины. Подобный эксперимент мог повлечь собой полный пересмотр функционирования денежной системы страны, а банкирам, прежде всего ФРС, это было не выгодно. Даже сам факт возможной потери части финансового рынка поставил бы под большое сомнение реализацию такого проекта.

Около трехсот Австрийских провинций готовы были внедрить у себя схему, успешно опробованную в Вергле, но в ситуацию вмешался центральный банк. Увидев в эксперименте угрозу своему существованию, а также имея законодательную поддержку как исключительного монополиста на эмиссию денежных знаков в стране, центробанк в срочном порядке пресек деятельность администрации города и не дал возможности далее развить проект. По этому поводу, даже проводились конституционные судебные слушания, но не увенчались успехом для сторонников свободных денег.

В виду не очень большой продолжительности эксперимента, сейчас трудно сказать, насколько был бы он успешен впоследствии, но как антикризисная мера в период глубокой депрессии, несомненно, имел отличные результаты.

Ситуацию, в которой оказалась экономика города Вергль и Европы в целом в тот период можно в какой-то мере сравнить с кризисом неплатежей в России конца 90х годов. Тогда, наличие различных денежных суррогатов – векселей и их аналогов во многом помогло удержать ситуацию от полного краха. Конечно, она не идет в сравнение с формулой предложенной Гезелем, но, несомненно, имеет похожую природу.

На этот счет, еще Кейнс упоминал в своих работах, что общая идея, лежащая в основе теории Гезеля, несомненно, здравая. Весьма возможно, что удалось бы ее применить на практике в скромных масштабах. Но, есть много затруднений, которых Гезелл не предвидел.

В частности, он не учел того, что не только деньгам присуща премия за ликвидность и что деньги отличаются от других товаров только тем, что премия по ним выше, чем по любым другим товарам. Если бы денежные знаки были лишены их премии за ликвидность введением системы наклейки марок, то их место заняли бы многочисленные суррогаты: кредитные деньги, долговые бессрочные обязательства, иностранная валюта, ювелирные изделия и драгоценные металлы и т. д.

Сейчас, когда мир вновь охвачен глобальным кризисом, весьма вероятен рост интереса к данной теории. По крайней мере, такой вариант вполне мог бы обсуждаться в рамках отдельных регионов, где последствия кризиса проявились наиболее остро.

Существующая монетарная система показала свою несостоятельность и хочется надеяться, что главы государств и их экономические советники начнут все же искать варианты по построению новой экономической и финансовой модели развития. Не исключено, что формула, предложенная Сильвио Гезелем, может стать одним из варианто такого решения.



Содержание  Назад