3. Эмиссия или золотой стандарт 2. Критика Монетаристкой и Австрийской модели. Поиск новых решений


Эмиссия или золотой стандарт - Часть 2. Критика Монетаристкой и Австрийской модели. Поиск новых решений
В первой части нашего цикла статей о денежном обращении и его влияния на экономику мы рассмотрели два противоположных подхода к построению экономической модели. Монетаристский подход, объясняющий циклы подъема и спада исключительно величиной денежной массы в обращении и Австрийская теория, сторонники которой являются ярыми противником кредитной эмиссии, не подкрепленной сбережениями и выступающими за отмену банковской системы с частичным резервированием.

Однако существует ряд экономистов, которые осуждают как современную монетаристскую теорию, так и скептически относятся к Австрийской модели развития. Критика строиться на том основании, что Австрийцы и Монетаристы не правильно понимают принцип денежного обращения в экономике.

Главный аргумент приводимый против инфляционной модели и модели со 100% нормой резервирования, не важно на основе золотого или иного стандарта, является предположение, что в нормальной экономике доля кредитов выданная реальному сектору должна быть примерно равна размеру ВВП страны. Любые отклонения от этой величины в ту или иную сторону приводят к дисбалансу экономики, вызывая, в конечном счете, кризисные явления.

Так, отклонение кредитного мультипликатора в большую сторону, то есть когда объем выданных кредитов экономике превышает размер ВВП, то происходит так называемая «монетарная инфляция». Такая ситуация приводит к обесценению национальной валюты и способствует надуванию различных пузырей создавая искусственный рост экономики. Подобная модель впоследствии всегда приводит к кризису перепроизводства и рецессиям.

Отклонение мультипликатора в меньшую сторону - когда его объем становится меньше ВВП, возникает дефицит ликвидности, провоцирующий кризис неплатежей. Это ведет к активизации натурального обмена (бартера), взаимозачетных схем, применение векселей и их аналогов. Это вызывает «инфляцию издержек», поскольку применение различных не денежных средств расчета увеличивает транзакционные издержки предприятий, которые в свою очередь, перекладывают их на конечного потребителя.

Такая практика широко была распространена в Росси 90х годов. Если обратиться к статистическим данным то, монетизация экономики (процентное отношение агрегата М2 к размеру ВВП) в некоторые периоды достигала уровня всего 8%. Конечно, такая ситуация не могла способствовать развитию промышленного роста.

В настоящее время уровень монетизации Российской экономики составляет порядка 30%, а это значит, что Банк России вполне может увеличить кредитную массу в 3 раза и это не должно вызвать инфляцию вопреки утверждениям наших финансовых властей. Однако, существенным условием должно быть то, чтоб эти деньги пошли именно в реальный сектор и капиталоемкие инвестиции, а не в потребительский сектор иначе существует риск сценария гиперинфляции.

По какой причине Правительство РФ держит уровень монетизации на столь низком уровне, не давая дешевых рублевых кредитов отечественным предприятиям, остается загадкой. В результате, предприятия и банки за период с 2002 года и по сей день вынуждены прибегать к более дешевым западным кредитам, наращивая тем самым задолженность перед иностранными кредитными учреждениям. Кроме того, такие кредиты создают значительные валютные риски.

Таким образом, экономисты не согласные с монетарной теорией указывают и на то, что авcтрийская модель также не жизнеспособна по причине несоответствия денежной и кредитной массы товарному обороту.

В рамках настоящей статьи мы позволим себе высказать одну идею, которая возможно могла бы стать предметом обсуждения экономистов. Идея родилась совсем недавно и была связана с попыткой решить проблему недостатка ликвидности при использовании Австрийской экономической модели. Таким способом, на наш взгляд, может стать применение новых технологий на базе интернета, а именно внедрение электронных систем товарообмена и платежей.

С началом кризиса в России и мире резко активизировался натуральный товарообмен (бартер), в результате чего стали появляться различные интернет проекты, предлагающие с помощью специального программного обеспечения значительно ускорить и упростить обмен одних товаров на другие. Одним из пионеров внедрения таких технологий стал небезызвестный отечественный предприниматель Герман Стерлигов, который предложил некий аналог электронной товарообменной биржи - Антикризисный расчетно товарный центр.

Идея заключается в том, что если объединить максимально большое число участников вносящие в единую базу данных свои заявки на покупку, продажу и обмен товаров, становиться возможным, автоматически встраивать товарообменные цепочки из нескольких контрагентов.

Например, завод по производству, скажем, краски меняет продукцию на ацетон необходимый ему в производстве, ацетон меняется на бочки, бочки вновь на краску. Схемы могут быть и более сложные, но в отличии от 90х годов, когда еще очень слабо был развит интернет, поиск контрагентов происходит практически мгновенно, сторонам остается лишь договориться об нюансах сделки и можно оформлять договор посредством электронно - цифровой подписи. Также, такая система позволяет избежать затраты на оплату услуг различных посредников, которые при обычном обмене закладывают в стоимость сделки свою комиссию и порой довольно высокую.



Все эти затраты в конечном итоге перекладываются на потребителя и разгоняют инфляцию.

Здесь речь идет не только о том, чтобы производить исключительно бартер товара на товар. Одни и те же деньги способны одновременно обслуживать несколько сделок. Платеж как иглой прошивает целую цепочку сделок, что значительно сокращает время и издержки.

Если такая единая информационная база будет работать еще и в связке с клиринговой расчетной системой, то скорость платежей возрастает многократно, а количество денег по сравнению с классическими расчетами необходимо в разы меньше, что собственно и решает вопрос с нехваткой оборотной ликвидности для расчетов между экономическими агентами.

Учитывая, что количество расчетов, происходящее между предприятиями на промежуточных стадиях производства продукта, в несколько раз выше количества расчетов производимых на этапе конечного потребления, то объем ликвидности в основной массе сосредоточен именно на промежуточных стадиях. Наличие отлаженной глобальной системы товарообмена позволили бы заменить ликвидность, которую создавали ранее банки путем выдачи кредитов, на электронные взаимозачеты и расчеты.

Данный механизм ни в коем разе не отменяет банковскую систему. Банки по прежнему будут выполнять свою основную функцию кредитовать реальный сектор экономики, принимать депозиты, производить расчеты и так далее, но кредиты будут в основном выдаваться на инвестиционные проекты длительного цикла. Источником финансирования таких инвестиций будут как раз таки сбережения, а не кредиты, созданные банковской системой с частичным резервированием из ничего.

Это позволит обеспечить здоровый и устойчивый рост, устраняющий инфляцию и не допускающий горизонтальных и вертикальных прекосов в структуре экономики.

Финансовые рынки не будут склонны к безумным колебаниям, а значит, перестанут быть столь привлекательны для спекулянтов. Будет гораздо выгоднее и надежнее хранить и накапливать средства на депозитах и облигациях, чем пускать их в рискованные мероприятия в расчете на бесконечный рост.

Таким образом, появляется реальная возможность внедрить совершенно новую модель экономического развития, которая с одной стороны не способствует раздуванию финансовых пузырей и с другой, решает проблему нехватки оборотной ликвидности. По большей части из за наличия последней проблемы, авcтрийцы подвергаются жесткой критике со стороны экономистов других школ, хотя в целом, как мы уже отмечали в прошлой статье, их теория капитала гораздо лучше и глубже проработана в сравнении с прочими экономическими теориями.

Предложенная нами теория в принципе не противоречит и классической количественной теории денег, всем известной формуле mv=pt. Количество денег недостаточное для обслуживания товарооборота будет приумножено таким компонентом как скорость обращения денег. Это станет возможно, как мы и отметили, благодаря новым системам товарообменных и электронных платежей, где денег на обслуживание расчетов между различными стадиями производственного процесса требуется в разы меньше.

Конечно, все эти выкладки сформулированы на уровне идеи и требуют более серьезного и тщательного рассмотрения.

На начальном этапе государство могло бы внедрить единую систему клирингового товарообмена принудительно, включив туда государственный заказ и обязав учреждения и предприятия установить у себя соответствующее программное обеспечение. Расходы на установку и обслуживание такой системы должно быть бесплатным, по крайней мере, первые годы, либо быть субсидированы тем или иным способом, особенно для малого бизнеса.

Однако, основная проблема на наш взгляд заключается в том, что сейчас Россия оказалась в такой ситуации, когда в рамках страны утеряны цепочки полного технологического цикла. Импортная зависимость создает реальные препятствия для быстрого перестроения экономики на работу в рамках новой модели. Многие виды сырья, комплектующих, материалов производиться за рубежом, так как собственное производство не рентабельно.

Ко всему прочему, изношенность основных фондов и разруха фундаментальной инфраструктуры не позволяет запустить быстро процесс импортозамещения, даже при наличии девальвации рубля.

В отличии от западных стран у нас есть куда вкладывать и что производить, кризиса перепроизводства у нас нет, а значит есть больше шансов начать одними из первых восстановление из руин мировой депрессии.

Тем не менее, радикальный пересмотр финансово экономической политики просто неизбежен. Причем не просто в рамках монетаристской или кейнсианской теории, а в разрезе создания совершенного нового подхода в управлении денежным обращением, который запустит новый виток технологического развития.

Каков будет этот подход, пока остается не ясным и более того даже не предпринимаются попытки на государственном уровне поставить такую задачу.



Содержание  Назад  Вперед