d9e5a92d

Три принципа действия институциональных форм


«Близорукость» происходит оттого, что в данном случае «за деревьями можно не увидеть леса» и что, по всей вероятности, не всегда оправданно преобладает детерминизм (наличие причинно-следственных связей). Однако возможно впасть в другую крайность, отстаивая идею механической смены одного способа развития регулирования другим. Представление денежных отношений как категорический императив (безусловный принцип поведения) скрывает опасность «дальнозоркости»*.
Существует три принципа действия институциональных форм, от которых исходит регулирование:
1) закон, правило или регламент, которые путем прямого, косвенного или опосредованного принуждения вынуждают принять тот или иной тип экономического поведения;
2) достижение компромисса процесс превращения той ли иной нормы, например частного в общественное (коллективное);
3) общая система ценностей или представлений (долговременные ожидания)**.
Одновременно налицо методы, определяющие институциональные формы регулирования:
смягченное подчеркивание роли правил и норм;
частное или государственное принуждение;
коллективный или индивидуальный договор.
Всякая институциональная форма содержит в себе хотя бы частично принцип обобществления, что дает возможность осуществлять переход между макро- и микроуровнями.
Регулирование оборота денег, и прежде всего с помощью кредита и банковской деятельности, в данной трактовке предстает как форма регулирования экономики в целом.
Государственное регулирование денежного оборота выступает лишь как часть всеобщего регулирования, что шире представлений, сформулированных в последних исследованиях отечественных ученых*.
Теория регуляции разделяет три важнейших положения посткейнсианства:
1) оптимальное поведение индивидов не гарантирует восстановления полной занятости; устойчивость целого не означает устойчивость каждой из составных частей, особенно в период структурного кризиса;
2) необходим учет особенностей институциональных характеристик, свойственных каждому периоду, и поиск инструментов экономической политики, совместимых с данными особенностями (роль кредитно-денежной политики в условиях негибкости номинальной заработной платы);
3) отдельные организационные формы, препятствующие достижению полной занятости, в определенные исторические периоды должны быть объектом структурных реформ.
Концепция регуляции с точки зрения причинности не обязательно увязана с диверсификацией вмешательства государства в экономику**.
Главная мысль теории регуляции: происхождение институциональных форм связано с драматическими эпизодами истории, структурными кризисами, войнами, столкновениями между классами. И только позже каждой институциональной форме приходится доказывать свою совместимость с задачами расширенного воспроизводства в течение более или менее длительного периода. Хотя те или иные институты и основываются с определенной целью, их создание в конечном итоге может привести к неожиданным результатам.
Исходным пунктом теории регуляции, которая активно развивается как научное направление (напр., во Франции), служит марксистский анализ развития капиталистической экономики. Организация отношений найма имеет такое же, если не большее, значение, как и формы конкуренции или структура государства.
Важны промежуточные формы организации между государством и рынком. Режимы функционирования экономики различаются во времени и пространстве. Сторонники теории регуляции не отдают своего предпочтения ни одному из направлений экономической науки: ни одно из них не может объяснить все разнообразие и богатство способов экономической координации.
Теория регуляции утверждает, что рынок такой же институт, как и другие, а не некая безынституциональная альтернативная экономика. Даже если предположить, что рынок это саморегулирующаяся система, он все же никогда не может стать самообразующейся системой.
Как следует отличать рынок вообще от его конкретных форм, так же следует помнить, что государство заявляет о себе многочисленными актами и выступает в разных формах.
Неверно противопоставлять государство и рынок как два альтернативных механизма координации. Соотношение между этими двумя явлениями экономического действия определяется контекстом, то есть зависит от места и времени.


Институты, наделенные властью денежно-кредитного регулирования, даже в условиях оптимальной координации своих усилий не способны обеспечить желаемое регулирование.
В отечественной литературе сложилось достаточно определенное представление о регулировании денежного оборота как государственном, исходящем от правительства и центрального банка. Цели, функции и формы государственного денежного регулирования излагаются в литературе, исследующей макроэкономические проблемы.
Экономические основы кредитного регулирования рассматриваются отечественными специалистами как одно из основных направлений повышения роли кредита в развитии экономики. В качестве данной основы выступает рынок, особенности его функционирования. Рыночное хозяйство, имея внутренние рычаги саморегулирования, одновременно предполагает сильное государство, способное обеспечить необходимые условия для стабильности рыночных отношений.
Придается большое значение характеристике и оценке методов кредитного регулирования, выбор которых зависит от объекта и цели регулирования, а также от степени зрелости рыночных отношений. Но кредитное регулирование зачастую не дает эффекта вследствие диспропорций, возникающих в воспроизводственном процессе в связи с действием глубинных факторов в экономике. Выявление пропорций кредитной сферы как основы макроэкономического регулирования также представляется актуальным.

Пропорции кредитной сферы являются отражением объективно существующих связей между явлениями экономической и социальной жизни. Рассматриваются различные типы данных пропорций (общеэкономические и специфические), отражающие требования объективных экономических законов. В качестве примера приводятся законы планомерной возвратности средств и сохранности кредитных ресурсов*.
Денежно-кредитное регулирование как основа теории
самоорганизации денежно-кредитных отношений
Наиболее часто употребляемое определение регулирования как процесса «упорядочивать, поддерживать порядок; приводить в систему». Поскольку это понятие восходит в своем значении к латинскому rзgula «брусок», «линейка», а позже «норма», «правило», постольку правомерно также использовать в плане смыслового сопряжения термин «регулярный», т.е. «повторяющийся через равные промежутки времени», «равномерно и правильно происходящий».
Понимание системы денежно-кредитного регулирования в определенной степени предполагает некую тавтологию, потому что система регулирования может трактоваться как «система приведения в систему».
В ряде научных работ отмечается, что «современная экономика превращается в экономику систем, а рыночная конкуренция превращается в конкуренцию систем, которые перешли от состояния стихийного саморегулирования в состояние жесткой самоорганизации и взаимоорганизации»*.
Регулирование предполагает упорядочение, обеспечение и перераспределение определенного воздействия; создание благоприятных условий для осуществления воздействия, причем оно само управляемо**.
Денежно-кредитное регулирование основывается на следующих принципах:
1) учет значения денег и кредита как важных элементов рыночных отношений, которые осуществляются исходя из представлений о них как социально значимых объектах, охраняемых в качестве важнейшей составной части природы экономических отношений, своеобразном «природном» ресурсе, объекте права собственности и иных прав;
2) сочетание интересов общества и законных интересов участников денежного оборота, согласно которому использование и охрана денег и кредита осуществляется в интересах всего общества при обеспечении гарантий каждого участника денежного оборота на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащими им деньгами и кредитом.
При раскрытии содержания регулирования как объективно обусловленного процесса следует руководствоваться общей теорией систем.
Познание действительности представляет собой не просто совокупность установленных между явлениями связей, а систему необходимых и однозначных связей, установленных между ними. Эти связи всегда и с неизбежностью, хотя в различных случаях в различной мере, есть связи на основе тех или иных идей.
В распоряжении научного познания имеются определенные критерии, которые в совокупности позволяют прямо или косвенно решить, что образы действительности (вещи), создаваемые наукой, не произвольны, а объективны. Эти образы не являются копией действительности, а представляют систему необходимых связей.
Именно эти образы действительности позволяют предвидеть события и ориентировать наши практические действия. Незначительные усилия научного познания бывают иногда достаточны, чтобы видеть, что относительно данных условий многие события повторяются в основных своих признаках, которые свидетельствуют, что речь идет в основном о тех же событиях. Такие события можно назвать регулярными*.
Русский ученый-экономист Н.



Содержание  Назад  Вперед