Введение   Главы  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24   Приложения  1  2  

Синтаксис и семантика представления семейных отношений






Основная часть представления знаний, на которую часто даже не обращают особого внимания, состоит в том, что представление должно каким-то образом "стандартизировать" семантическое разнообразие человеческого языка. Вот несколько предложений.

"Сэм — отец Билла". "Сэм Биллов отец". "Биллов отец Сэм".

"Отцом Билла является Сэм".

Все эти фразы выражают одну и ту же мысль (семантически идентичны). При машинном представлении этой мысли (знания) мы стараемся найти более простой метод сопоставления формы и содержания, чем в обычном человеческом языке, т.е. добиться того, чтобы выражения с одинаковым (или похожим) содержанием были одинаковыми и по форме. Например, все приведенные выше фразы могут быть сведены к выражению в такой форме:

отец (сэм, билл).

В семантике этого выражения должно быть специфицировано (наряду с прочими вещами) и то, что первое имя принадлежит родителю, а второе — потомку, а не наоборот.

Можно также заметить, что предложения

"Сэм — отец Джилла".

"Отцом Билла является Сэм".

имеют похожий смысл, но более очевидно ранжировать их в такой форме:

отец (сэм, билл). отец (сэм, джилл).

О синтаксисе и семантике мы поговорим более подробно в главах 3 и 8.

В 70-х годах исследования в области представления знаний развивались в направлениях раскрытия принципов работы памяти человека, создания теорий извлечения сведений из памяти, распознавания и восстановления. Некоторые из достигнутых в теории результатов привели к созданию компьютерных программ, которые моделировали различные способы связывания понятий (концептов). Появились компьютерные приложения, которые могли некоторым образом отыскивать нужные "элементы" знания на определенном этапе решения некоторой проблемы. Со временем психологическая достоверность этих теорий отошла на второй план, а основное место, по крайней мере с точки зрения проблематики искусственного интеллекта, заняла их способность служить инструментом для работы с новыми информационными и управляющими структурами.

В общем, вопрос представления знания был и скорее всего останется вопросом противоречивым. Философы и психологи зачастую бывают шокированы бесцеремонностью специалистов по искусственному интеллекту, которые бойко болтают о человеческом знании на жаргоне, представляющем дикую смесь терминологии, взятой из логики, логистики, философии, психологии и информатики. С другой стороны, компьютерный формализм оказался новаторским средством постановки, а иногда и поиска ответов на трудные вопросы, над которыми столетиями бились метафизики.

В области экспертных систем представление знаний интересует нас в основном как средство отыскания методов формального описания больших массивов полезной информации с целью их последующей обработки с помощью символических вычислений. Формальное описание означает упорядочение в рамках какого-либо языка, обладающего достаточно четко формализованным синтаксисом построения выражений и такого же уровня семантикой, увязывающей смысл выражения с его формой. Мы отложим обсуждение вопросов синтаксиса и семантики до главы 3.

Символические вычисления означают выполнение нечисловых операций, в которых могут быть сконструированы символы и символьные структуры для представления различных концептов и отношений между ними. Обсуждение проблем символьных вычислений мы отложим до главы 4. Пример символического представления вы найдете во врезке 1.2.

В области искусственного интеллекта ведется интенсивная работа по созданию языков представления (representation languages). Под этим термином понимаются компьютерные языки, ориентированные на организацию описаний объектов и идей, в противовес статическим последовательностям инструкций или хранению простых элементов данных. Основными критериями доступа к представлению знаний являются логическая адекватность, эвристическая мощность и естественность, органичность нотации. Эти термины, скорее всего, нуждаются в пояснениях.

  • Логическая адекватность означает, что представление должно обладать способностью распознавать все отличия, которые вы закладываете в исходную сущность. Например, невозможно представить идею, что каждое лекарство имеет какой-либо побочный нежелательный эффект, если только нельзя будет провести отличие между предназначением конкретного лекарственного препарата и его побочным эффектом (например, аспирин усугубляет язвенную болезнь). В более общем виде выражение, передающее этот эффект, звучит так: "каждое лекарство обладает нежелательным побочным эффектом, специфическим для этого препарата".
  • Эвристическая мощность означает, что наряду с наличием выразительного языка представления должно существовать некоторое средство использования представлений, сконструированных и интерпретируемых таким образом, чтобы с их помощью можно было решить проблему. Часто оказывается, что язык, обладающий большей выразительной способностью в терминах количества семантических отличий, оказывается и больше сложным в управлении описанием взаимосвязей в процессе решения проблемы. Способность к выражению у многих из найденных формализмов может оказаться достаточно ограниченной по сравнению с английским языком или даже стандартной логикой. Часто уровень эвристической мощности рассматривается по результату, т.е. по тому, насколько легко оказывается извлечь нужное знание применительно к конкретной ситуации. Знать, какие знания более всего подходят для решения конкретной проблемы, — это одно из качеств, которое отличает действительно специалиста, эксперта в определенной области, от новичка или просто начитанного человека.
  • Естественность нотации следует рассматривать как некую добродетель системы, поскольку большинство приложений, построенных на базе экспертных систем, нуждается в накоплении большого объема знаний, а решить такую задачу довольно трудно, если соглашения в языке представления слишком сложны. Любой специалист скажет вам, что при прочих равных характеристиках лучше та система, с которой проще работать. Выражения, которыми формально описываются знания, должны быть по возможности простыми для написания, а их смысл должен быть понятен даже тому, кто не знает, как же компьютер интерпретирует эти выражения. Примером может служить декларативный программный код, который сам по себе дает достаточно четкое представление о процессе его выполнения даже тому, кто не имеет представления о деталях реализации компьютером отдельных инструкций.
  • За прошедшие годы было предложено немало соглашений, пригодных для кодирования знаний на языковом уровне. Среди них отметим порождающие правила (production rules) [Davis and King, 1977], структурированные объекты (structured objects) [Findler, 1979] и логические программы (logic programs) [Kowalski, 1979]. В большинстве экспертных систем используется один или несколько из перечисленных формализмов, а доводы в пользу и против любого из них до сих пор представляют собой тему для оживленных дискуссий среди теоретиков. Несколько формализмов такого рода критически рассмотрены в главах 5-8, а программные средства для их реализации — в главах 17-19.

Большинство фрагментов программного кода, приведенных в этой книге, написано на языке CLIPS, в котором используется комбинация порождающих правил и структурированных объектов. В Приложении вы найдете достаточно пространное описание основных концепций и программных конструкций языка CLIPS, которое сопровождается множеством примеров. Там же читатель сможет найти и нетривиальные программы, в которых продемонстрированы как многие интересные возможности языка, так и реализация его средствами методов искусственного интеллекта, обсуждаемых в главах 1-3.



- Начало - - Назад - - Вперед -