Сакс, А.


Современная экономическая теория, как известно, представлена двумя разделами: микроэкономикой и макроэкономикой, описывающими экономический процесс с двух различных точек зрения. Микроэкономика изучает закономерности поведения экономических индивидов или их "хорошо определенных групп", которые выводятся из ряда априорных гипотез. Макроэкономика исследует крупные агрегаты, пользуясь характеристиками экономики как целого и зависимостями (полученными главным образом эмпирически) между ними. Проблема редукции, или дилемма микро- и макро-, состоит в том, что невозможно установить логические процедуры, позволяющие вывести макроэкономические зависимости из закономерностей индивидуального поведения или дать содержательную интерпретацию тем или иным макроэкономическим зависимостям.

Макроэкономические агрегаты - это статистическая конструкция, а макроэкономические зависимости - специфическое статистическое проявление меняющихся во времени и пространстве стереотипов поведения экономических субъектов [27]. Даже если полученные зависимости с точки зрения эконометрики и статистики безупречны, без знания лежащих в их основе моделей индивидуального поведения вряд ли можно давать этим зависимостям содержательную интерпретацию, полагаться на их устойчивость или делать обоснованные предложения о причинно-следственных связях, которые они выражают. Очевидно, что проблема редукции, кроме чисто теоретического, имеет большое практическое значение, поскольку макроэкономические зависимости используются при разработке практических рекомендаций. Хрестоматийный пример коллизии между микро- и макроподходами - вынужденная безработица в экономике, агенты которой ведут себя в соответствии с базисными принципами микроэкономики. По сути, теория Кейнса - попытка ответить на вопрос о том, каким образом модель рационального поведения индивида согласуется с эмпирическим фактом наличия вынужденной безработицы.

Что значит существование проблемы редукции в контексте процесса трансформации? Если мы исходим из того, что трансформация предполагает изменение стереотипа поведения экономических субъектов, а это, безусловно, так и есть, то использование макроэкономических зависимостей при анализе трансформационных процессов требует особой осторожности. Причем не только потому, что под вопросом оказывается надежность макроэкономических зависимостей, но и потому, что существенно затрудняется их содержательная интерпретация. И суть проблемы здесь в изменениях, происходящих на уровне институтов, которые не учитываются традиционными моделями mainstream economics.

Если мы будем рассматривать существующие подходы к трансформации с точки зрения их теоретико-методологических основ, то окажется, что различий между ними не так много. Несмотря на существующее разнообразие позиций, совокупность идей, которую можно назвать широким подходом к трансформации, предлагает рассматривать ее как трехступенчатый процесс изменений, соединяющий:

- макроэкономическую стабилизацию, предполагающую остановку инфляции и стабилизацию национальной валюты и достигаемую средствами макроэкономической политики (прежде всего кредитно-денежной и фискальной);

- микроэкономическую либерализацию, имеющую целью устранение препятствий хозяйственной деятельности, установленных государством;

- коренную институциональную перестройку с целью создания важнейших институтов рыночной экономики, включая институт частной собственности, конкуренцию, налоговую систему и т.д., предполагающую приватизацию государственных предприятий, создание новых частных предприятий, защиту прав хозяйствующих субъектов и т.д.

Различия в подходах заключаются прежде всего в иерархии целей, акцентах и сочетаниях мероприятий, представляющих каждую из этих сторон и выражающихся в ответах на ряд вопросов: о причинах макроэкономической нестабильности (включая инфляцию), о роли государства (эффективность, масштабы и характер вмешательства) и рынка, о месте социальных ориентиров в иерархии целей экономической политики, о последовательности и темпах преобразований.

В зависимости от ответов на эти вопросы теоретической (а отчасти и социально-философской) позиции, которая эти ответы определяет, с большой степенью условности мы можем выделить следующие подходы: "реформаторский радикализм" ("монетаризм", "шоковая терапия"), "социально-демократический реформизм", "умеренный реформизм" и "трансформизм". Подчеркнем, что, несмотря на различные ответы на перечисленные выше вопросы и совершенно различные позиции по практическим аспектам, в методологическом плане первые три подхода оказываются весьма близкими: в их основе лежит равновесный подход, разграничение теории на микро- и макросоставляющие, рассмотрение институциональных изменений вне основных моделей.

Сторонники "реформаторского радикализма" усматривали причину нестабильности в бюджетном дефиците и связанном с ним искусственном завышении спроса и занятости, полагали, что государство не способно проводить реформы и его роль в экономике должна быть сведена к минимуму, рассматривали рынок как единственное средство обеспечения экономической эффективности. Они исходили из того, что макроэкономическая стабилизация должна предшествовать институциональным преобразованиям, стабилизация и приватизация должны осуществляться быстрыми темпами. Инфляция трактовалась как денежный феномен, контроль над денежной массой вместе с сокращением бюджетного дефицита - как основной путь борьбы с ней. Признавалось, что при отсутствии институтов рынка сокращение производства и высокие социальные издержки на начальном этапе неизбежны, но, поскольку экономическое возрождение ожидалось достаточно скоро, с этими обстоятельствами предлагалось смириться.

В рамках этого подхода заметную роль играл фридменовский монетаризм, который выступал и как теория денег (определяя тем самым макроэкономическую позицию), и как более широкая концепция, включающая идеи экономического либерализма в их достаточно прямолинейной трактовке и признающая теорию равновесия как микрооснову макротеории. Внутри этого направления существуют различные точки зрения по ряду вопросов, имеющих прежде всего практическо-политическое значение, например по вопросу о "наличных условиях" и соотношении структурных и макроэкономических аспектов реформ и т.д. К числу сторонников этого подхода относятся как радикалы Дж. Сакс, А. Ослунд, С. Гомулка, так и более умеренные Я. Ростовский, М. де Мело, А. Гэльб, Н. Штерн, включая также Л. Бальцеровича и Г. Ролана, выдвинувших тезис о необходимости учитывать политические факторы при анализе реформ и их последствий. Эти ученые, стремясь расширить рамки экономического анализа и двигаясь в направлении "политэкономии радикальных реформ", высказывают идеи, созвучные представителям "трансформационного" подхода [28-31].

Представители "социал-демократического реформизма" (Дж. Этуэл, М. Элман, Д. Нуги и др.) причину нестабильности видели в либерализации, осуществленной на фоне накопленных диспропорций, неблагоприятной ситуации на мировых рынках. Они исходили из того, что рынок обеспечивает эффективное использование ресурсов только в сочетании с целым рядом институтов социальной ориентации (по их мнению, справедливость и эффективность не являются антиподами), что безработица -приоритетная проблема, что кредитно-денежная политика способна обеспечить лишь временную стабилизацию цен (кривая Филлипса имеет отрицательный наклон в рамках короткого периода), что долгосрочная стабилизация - результат всеобъемлющих и постепенных реформ, включающих изменение налоговой системы, перестройку системы управления, борьбу с коррупцией, осуществляемых при активном участии государства. Базис подобного подхода - либеральное кейнсианство с элементами социал-демократических программ [32].

В рамках "умеренного реформизма" макроэкономическая нестабильность объяснялась отсутствием гибкой системы цен в условиях монополизма, инфляция трактовалась, скорее, как феномен структурный (кривая Филлипса не работает). Первостепенное значение придавалось институциональным преобразованиям (включая реформу налоговой системы, приватизацию, создание финансовой системы и т.д.), которые следует проводить до макроэкономической стабилизации (хотя по этому вопросу не было единства мнений) постепенно и при активной роли государства. Теоретической основой в данном случае выступает ортодоксальная кейнсианская макротеория, дополненная элементами структурного подхода (Р. Портес, Г. Кальво, Ф. Коричелли и др.) [33].

"Трансформизм" - это обращенная к трансформационной проблематике грань совокупности новых концепций, пытающихся пересмотреть концептуальные основы экономики mainstream и направить развитие экономической теории в новое русло. Для этого направления, объединяющего новый институционализм, теорию информации, эволюционную экономику, конституциональную экономику, теорию коллективных действий (что позволяет назвать его "институционально-эволюционным"), трансформационная проблематика важна не только и не столько сама по себе, сколько как повод для размышлений о внутренних проблемах современной экономической науки и путях ее дальнейшего развития.

В центре внимания представителей этого направления находятся институты и организации, их возникновение и развитие как результат рационально действующих во взаимосвязи друг с другом и с изменяющейся средой индивидов. Этот подход выходит за рамки традиционной экономической науки в область социологии, поли-тологии, культурологии. Так, экономическая политика - формирование ее целей и механизмов их реализации - рассматривается в качестве процесса взаимодействия политиков и бюрократов, преследующих собственные интересы в рамках сложившихся и в то же время изменяющихся управленческих структур, политических объединений, наконец, культурных стереотипов.

Применительно к трансформационным проблемам это означает стремление рассматривать соответствующие процессы прежде всего как изменения институтов и организаций в ходе коллективных действий, которые могут привести к результатам, не отвечающим интересам общества9. Одной из центральных проблем трансформации становится проблема возникновения новых рыночных институтов и их взаимодействия со старыми. Задача экономической политики понималась как осуществление макроэкономической стабилизации на фоне и во взаимодействии с институциональной реформой, которая предусматривала создание новых институтов и организаций при сохранении некоторых старых. Это означало, в частности, перенесение акцента с приватизации на меры по стимулированию создания новых частных предприятий при сохранении контроля над государственными предприятиями. Очень важным и полностью игнорируемым в рамках других подходов является вопрос об организационном реформировании самого государственного сектора не только как одного из игроков на трансформационном поле, но важнейшей силе в экономико-политической жизни современного общества. К числу сторонников данного подхода относятся Бьюкеннен, Сиглиц, Олсон, Мюррел и др. [34-38]. С точки зрения истории и методологии экономической науки данный подход отличается от указанных выше тем, что он связан не столько с попытками выбрать из уже имеющегося арсенала аналитических средств подходящие к решению проблем трансформации, сколько с попытками увидеть в этих проблемах контуры исследовательских задач экономической теории ближайшего будущего.

Крах социалистического эксперимента, проблемы, которые возникли в связи с осуществлением перехода от плановой к рыночной экономике, поставили перед экономической наукой целый комплекс вопросов, ответы на которые далеко не всегда удовлетворяли как самих экономистов, так и общество в целом. Причины такого положения в конечном счете кроются в сложившейся и разделяемой большинством научного экономического сообщества парадигме, тенденция в сторону пересмотра которой и может стать позитивным результатом воздействия трансформационного процесса на экономическую науку. Эволюция науки - не менее сложный и противоречивый процесс, чем эволюция объекта ее изучения. Поэтому мы не можем ожидать, что движение в сторону новой парадигмы будет легким и быстрым, но оно неизбежно.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Фридмен М. Методология позитивной экономической науки // THESIS. 1994. № 4.

2. Аллее М. Современная экономическая наука и факты //THESIS. 1994. № 4.

3. Coptic Дж. Кризис мирового капитализма. М., 1999.

4. КейнсДж.М. Общая теория занятости // Истоки. М., 1999. Вып. 3.

5. Murrell P. The Transformation According to Cambridge // Journal of Economic Literature. 1995. March. P. 165.

6. Galhraith J.K. What is To Be Done (about Economics) // Foundation of Research in Economics. How Do Economists Do Economics? Chaltenham, 1996. P. 77.

7. Buchanan J.M. Economics as a Public Science // Foundation of Research in Economics. How Do Economists Do Economics? Chaltenham, 1996. P. 32.

8. Olsim M. The Logic of Collective Action. Cambridge, 1965.

9. Williamson J. What Washington mrans by Policy Reform? // Latin American Adjustment: How much Has Happend? Washington, 1990.

10. Barrer W. Chile con Chicago//Journal of Economic Literature. 1995. December. P. 1447.

11. Collectivist Economic Planning. London, 1933.

12. Lanсe 0., Tayiar . On the Economic Theory of Socialism. Minneapolis, 1938.


Интересные записи



Содержание  Назад