01. История развития империалистической экономики Великобритании


Для экономики Англии до середины XIX в. были характерны две особенности: громадные колониальные владения и монопольное положение на международном рынке.
Главными особенностями экономического развития Англии конца XIX – начала XX в. стали:
- утрата промышленного первенства и господства на мировом рынке;
- рост капиталистических монополий, особенно колониальных и военно-промышленных;
- создание мощных банков и финансовой олигархии;
- возрастание роли экспорта капитала, в том числе в пределы Британской империи (колонии) и в зависимые страны;
- превращение колониальной монополии в решающий фактор экономического и политического положения Англии во всемирном хозяйстве.
Под действием закона неравномерности экономического и политического развития капитализма ускорился экономический рост молодых капиталистических государств – конкурентов Англии в области промышленного производства, особенно США и Германии, создавших свою промышленность на более высокой технической основе. Вначале они стали вытеснять английские товары с собственных внутренних рынков. Одновременно на мировом рынке начинается использование методов бросовых цен – демпинга (особенно Германией).
Иностранная конкуренция прежде всего отрицательно сказалась на тяжелой промышленности. По абсолютным размерам производство Англии еще росло, но стало отставать по темпам и развитию техники. Если в 1870 г. по производству чугуна Англия превосходила Германию более чем в четыре раза, США – в три раза, то в 1913 г. она уже уступала США в три раза, Германии – в два раза.
На экономике отрицательно сказались кризисы перепроизводства 1873 и 1882 гг. и продолжительная депрессия, а также затяжной аграрный кризис начала 70-х – середины 90-х годов XIX в., вызванный притоком в Европу американского хлеба. Последнее явилось результатом технической революции на морском транспорте, удешевившей доставку хлеба. Аграрный кризис в Англии протекал острее, чем в других странах из-за высокой абсолютной ренты в силу существования огромных частных владений земельной аристократии.

Цены на хлеб резко упали. Что касается промышленной буржуазии, то она, заинтересованная в дешевом привозном сырье и продукции, была против аграрного протекционизма. В итоге зависимость Англии от внешних рынков и ввоза продукции увеличилась.
Конкуренция, концентрация производства вели к возникновению монополий. Однако процесс шел медленно и противоречиво, характеризуясь неравномерностью развития между новыми и старыми отраслями и предприятиями. Старые отрасли использовали устаревшее оборудование, имели высокие издержки производства, для них более выгодным был вывоз капитала и помещение его в доходные отрасли (военную и химическую).
В то же время происходило ускорение централизации капитала. В 1863 г. существовало 639 акционерных компаний, а в конце XIX в. ежегодно их образовывалось до 4000.
Первые монополии возникли в новых отраслях – англо-германский трест взрывчатых веществ Динамит-Нобель (1886г.) и химический трест Юнайтед Алкали (1890г.). К 1890 г. действовало около 30 картелей (в три раза меньше, чем в Германии) в писчебумажной, ковровой, стекольной промышленности. Несколько крупных фирм складывается в тяжелой промышленности.
Потеряв промышленную монополию, Англия и в начале XX в. сохраняла первенство в некоторых отраслях. К примеру, в кораблестроении в 1913 г. она производила 58% всех судов в мире (1896-78%).
Рост милитаризма, гонка вооружений, в частности, в области строительства военно-морского флота, расширяли связи между военно-промышленными компаниями капиталистических стран. Так, компания Гарвей Стил, основанная в Лондоне в 1894 г. и возрожденная в начале XX в., объединила военно-промышленные фирмы Англии, Германии, Франции, Италии и США в области производства броневых плит для военно-морского флота.
К 1913 г. протяженность железных дорог в Англии составляла 1/5 мировой. Десятки железнодорожных обществ в начале XX в. были объединены в 12 компаний. В области торгового судоходства Англия продолжала играть крупную роль, обеспечивая в 1890 г. половину, а в 1913г. – 2/5 всего тоннажа мирового торгового флота.



С середины 70-х годов XIX в. Англия захватила господство над Суэцким каналом.
Лондон занимал положение мирового торгового и финансового центра. Английская валюта – фунт стерлингов – выполнял роль международных денег, служил расчетной единицей в мировых торговых сделках. Важное место в банковской системе Англии занимал полугосударственный банк банков – Английский банк.

К 1913 г. в результате более 300 слияний и поглощений сложилась система крупных акционерных банков, пять из которых имели 40% общей суммы всех банковских вкладов страны. Особую роль играли колониальные банки (в 1910 г. – 72 банка).
Громадное накопление капитала осуществлялось английскими колониальными монополиями, которые начали создаваться с 70-80-х годах XIX в. для ограбления с помощью государства колоний путем эксплуатации земель, недр, источников сырья. Так, в 1889 г. по королевской хартии образована Британская Южно-Африканская компания. Она была объявлена собственником всех недр к северу от границы Трансвааля – огромной лепритории, больше Германии и Австро-Венгрии, вместе взятых.
Открытие и захват месторождений золота в Трансваале повышали доходы английской финансовой олигархии на многомиллионные суммы ежегодно.
Так же была монополизирована южно-африканская алмазная промышленность, созданы разнообразные английские сырьевые монополии по добыче олова, цветных металлов, нефти, выращиванию каучуконосов и др. Английское колониальное плантационное хозяйство специализировалось на производстве чая, кофе, какао-бобов, арахиса. Трест Левер бразерс (Западная Африка) контролировал свыше 60 компаний и монополизировал 3/4 английского производства хозяйственного мыла.
Государственно-монополистические тенденции проявились в образовании в 1909 г. монопольной Англо-Иранской компании, главным акционером которой выступало английское правительство, а задачей ее было снабжение нефтью британского военного флота.
Особенностью Англии в процессе сращивания банковских и промышленных монополий являлось сращивание банковского капитала с колониальными монополиями. Уже в 1876 г. население английских колоний составляло 250 млн. чел., территория – 22,5 млн. км2 (сама Англия занимала 230 тыс. км2), в 1914 г.– соответственно 400 млн. чел. и 33,5 млн. км2.
Англия была крупнейшей колониальной державой. Самая большая колония – Индия (70% населения Британской империи) приносила огромные доходы, являясь плацдармом для захватов во всей Азии. Там насаждались феодальные отношения, ростовщичество, что тормозило экономическое развитие Индии.
Особое место занимали переселенческие колонии Англии, в конце XIX – начале XX вв. превратившиеся в доминионы, т.е. в самоуправляющиеся территории: Канада (1867 г.), в начале XX в. Австралия, Новая Зеландия, Южно-Африканский союз. Они воспроизводили систему экономических отношений метрополии (буржуазную в своей основе) и играли роль аграрно-сырьевых придатков в условиях господства английского капитала. Однако в Канаду стали постепенно проникать монополии США.

Если в 1900 г. доля Англии составляла 85% иностранного капитала в Канаде, США – 14%, то в 1914 – соответственно 72 и 23%. Внутри Британской империи уже вспыхивали очаги национально-освободительной борьбы.
Начало XX в. ознаменовалось обострением конфликтов между империалистическими державами в борьбе за передел мира, за сферы влияния, за рынки сбыта. Главные противоречия развертывались между державами Западной Европы – Германией и Англией. К военному столкновению готовились два блока империалистических держав – страны Антанты в составе Англии, Франции и России и страны австро-германского союза во главе с Германией.
Война 1914-1918 гг. потребовала большого напряжения экономики Англии. Возникла необходимость громадных поставок вооружения, снабжения армии. Если в 1914 г. производство вооружения составляло 19% национального дохода, то в 1916 – 56,3%.

Усиленно развивались военная промышленность, выплавка железа и стали, судостроительная, химическая промышленность. Другие отрасли находились в упадке. Промышленное производство в целом сократилось на 1/5. Возникли трудности в области внешней торговли, снабжения сырьем и продовольствием.

Обесценился фунт стерлингов, размен на золото прекратился. Налогообложение увеличилось в 7 раз. Происходил спекулятивный рост капитала в акционерных компаниях.
Последствия первой мировой войны оказались противоречивы. С одной стороны, в результате победы над главным конкурентом – Германией некоторые колонии перешли к Англии. Британская колониальная империя увеличилась до 35 млн. км2 с населением 450 млн. чел. Империалистическая буржуазия преуспевала. В 1916 г. возникла самая мощная предпринимательская организация Англии – Федерация британской промышленности, охватившая тысячи фирм и сотни ассоциаций.

В 1920 г. создана Британская ассоциация банкиров. Число английских миллионеров увеличилось почти вдвое, 2% собственников владели 64% национального богатства.
Вместе с тем внутренний государственный долг Англии из-за финансирования войны увеличился более чем в 10 раз. Из кредитора всего мира Англия превратилась в должника. США выступили основным мировым конкурентом на рынках капитала, промышленных товаров и сырья.

За годы войны Англия потеряла 70% торгового флота. Ее прежнему господству на море был положен конец: по Вашингтонскому договору 1922 г. США вынудили Англию признать принцип равенства военно-морских флотов обеих держав.
Обострение конкуренции на мировом рынке дало толчок скачкообразным процессам концентрации и централизации капитала. Возникали новые монополии в промышленности и банковском деле. В течение 1918-1924 гг. на основе ряда слияний вырастает большая пятерка крупнейших акционерных банков:
Мидлэнд, Ллойде, Барклэйс, Вестминстер, Нэшнл Провиншл. Первый из них стал крупнейшим банком капиталистического мира. Огромная финансовая мощь банков позволила осуществить перестройку промышленности на основах централизации капитала.

К концу 20-х – началу 30-х годов возникали около 40 новых трестов в различных отраслях промышленности, особенно в новых.
В 1926 г. самый гигантский из четырех трестов химической промышленности – Имперский химический трест контролировал подавляющую часть химической промышленности. В маргариновой промышленности, производстве хозяйственного мыла, глицерина и других товаров командовала крупнейшая международная монополия Юнилевер, сырьевой базой которой были английские колонии в Западной Африке. Трест Дэнлоп контролировал 90% выпуска резиновых шин.
Однако техническая перестройка промышленности, хотя и имела большие успехи, отставала от аналогичных процессов в США и Германии. Это объяснялось технической отсталостью старых отраслей, высокими транспортными издержками, лендлордизмом, обусловливающим высокую земельную ренту.
После бума 1920 г. (в его основе лежал экспорт оборудования для восстановительных работ на континенте и отложенный спрос населения на предметы потребления), завершившегося экономическим кризисом 1920-1921 гг., наступила вплоть до 1936 г. полоса длительного застоя, когда производство не превышало уровня 1913 г. Кризис начала 20-х годов вызвал падение производства на 1/3, безработица достигла 15%. Довоенный уровень промышленности был восстановлен лишь в 1929 г.
Отсутствие предкризисного подъема, т.е. широкого обновления основного капитала, обусловило особенности кризиса 1929 – 1933 гг. Промышленное производство сократилось на 23% (меньше, чем в США и Германии), безработица составила 25– 26% (в металлургической промышленности – 50%, в угольной – 30%). Экономическое положение ряда новых отраслей оказалось менее тяжелым, но и здесь процесс проходил неравномерно.
Удельный вес Англии в мировом промышленном производстве стал составлять в начале 30-х годов 10% против 30% в начале XIX в. Первое место перешло к США.
Важной вехой стала отмена в сентябре 1931 г. золотого стандарта английского фунта стерлингов и его девальвация на 1/3. Конкурентоспособность английских товаров повысилась. Внешнеторговые позиции укрепились в результате образования в 1931 г. стерлингового блока из 25 государств.

Кроме британских колоний и доминионов (за исключением Канады) в него вошли страны Скандинавии, Голландия, Португалия, Аргентина, Бразилия и др. Участники блока хранили валютные резервы в Лондоне и девальвировали национальные валюты одновременно с фунтом стерлингов. Валютная зависимость побуждала эти страны увеличивать продажу товаров (прежде всего, продовольствия и сырья) в Англию и одновременно стимулировала закупки изделий английской промышленности. Фунт стерлингов даже в условиях отмены его золотого стандарта продолжал обслуживать почти половину мирового товарооборота.

Стерлинговый блок противостоял долларовому блоку.
Англия целиком зависела от внешних рынков нефти, хлопка, каучука, цветных и редких металлов. Она жила буквально за счет своей колониальной империи и зависимых стран, покрывая постоянное отрицательное сальдо торгового баланса доходами от экспорта капитала. Однако падение поступлений доходов в годы экономического кризиса 1929-1933 гг. и сокращение экспорта привели к тому, что в 1937 г. отрицательное сальдо было не только в торговом, но и в платежном балансах.

Предпринимаемые меры для расширения вывоза, переход от свободной торговли к политике протекционизма помогли, несмотря на наступление нового экономического кризиса в 1937 г., восстановить и несколько увеличить промышленное производство к началу второй мировой войны.



Содержание    Вперед