5. Биметаллизм во Франции


В настоящее время биметаллизм представляет только исторический интерес. Эта система больше не имеет применения, но ее прежнее господство оставило за собой во многих странах, включая Францию и Соединенные Штаты, денежную систему, которая иногда называется “хромающей” валютой. Подобная система появляется тогда, когда при существовании биметаллизма, прежде чем один из металлов целиком вытеснит другой, монетные дворы закрываются для более дешевого из них, но деньги, которые были уже отчеканены к этому времени, не изымаются из обращения.

Предположим, что металлом, не подлежащим свободной чеканке, будет серебро, как это имеет место во Франции и Соединенных Штатах. Все деньги, уже отчеканенные из этого металла и находящиеся в обращении, удерживаются в обращении наравне с золотом (al pari). Это равенство может продолжаться даже тогда, когда будут чеканиться время от времени ограниченные дополнительные суммы серебряных денег.

Это повлечет за собой разницу в ценности между серебряными слитками и серебряными монетами, так как номинальная ценность серебряных монет будет выше их действительной ценности. Это положение изображено на 8.
 style=
На этой фигуре трубка, соединяющая денежный сосуд с сосудом серебряных слитков, как бы разрезана или, лучше, закрыта клапаном, который преграждает переход серебра из резервуара слитков в денежный резервуар, но не обратно (так как никакой закон никогда не может воспрепятствовать переплавке серебряных монет в слитки). Вновь добытое серебро не может сделаться теперь деньгами и тем самым понизить покупательную силу денег.
С другой стороны, новые поступления золота продолжают влиять на ценность денег, как и прежде, притом на ценность не только золотых денег, но и параллельно обращающихся серебряных денег, номинальная ценность которых выше действительной. Если бы в денежный сосуд вливалось больше золота, то это повысило бы денежный уровень. Если бы этот уровень всегда оставался выше, чем уровень в сосуде серебряных слитков, серебро переливалось бы из денежного сосуда в сосуд слитков, так как проход в этом направлении (т. е. в направлении переплавки) еще свободен. До тех пор, однако, пока денежный уровень остается ниже уровня серебра в слитках, т. е. пока чеканное серебро стоит дороже, чем нечеканное, не будет течения серебра ни в каком направлении.

Законодательное запрещение препятствует течению в одном направлении, а законы относительных уровней препятствуют его течению в другом.
В только что рассмотренном случае ценность чеканного серебра будет равна ценности золота в законном соотношении. Совершенно такой же принцип прилагается в случае всяких денег, чеканная ценность которых выше, чем ценность материала, из которого они сделаны. Возьмем, например, случай бумажных денег.

До тех пор пока они имеют отличительные признаки денег - всеобщую принимаемость по их номинальной ценности и пока их количество ограничено, их ценность будет обычно равна ценности золотой монеты такого же номинального достоинства. Если их количество неопределенно возрастает, они будут постепенно вытеснять все золото и целиком заполнят денежный сосуд совершенно так же, как было бы с серебром при биметаллизме, если бы оно производилось в достаточно больших количествах. Аналогичное действие имели бы кредитные деньги и кредит в форме банковских депозитов.

При распространенности пользования ими они уменьшают спрос на золото, понижают его ценность как денег и заставляют большую часть его уходить в изделия или в другие страны.
До тех пор пока количество серебра или других денежных знаков, например бумажных денег, слишком мало, чтобы вполне вытеснить золото, золото будет удерживаться в обращении. Ценность других денег в таком случае не может упасть ниже, чем ценность золота, так как если бы это произошло, то, по закону Грешема, они вытеснили бы золото, но мы предположили, что их наличное количество недостаточно для этого. Паритет между серебряными монетами и золотом при “хромающей” валюте не зависит, следовательно, непременно от какой бы то ни было разменности на золото, но может быть только результатом ограничения количества серебряных монет.

Подобное ограничение обычно является достаточным, чтобы поддерживать паритет вопреки неразменности. Однако это не всегда справедливо, так как если бы население потеряло доверие к некоторым видам неразменных бумажных или других неполноценных денег, даже, если они и не были выпущены в чрезмерном количестве, то все же они будут обесценены и будут почти так же дешевы в денежной форме, как и в виде сырого материала. Человек склонен принимать деньги по их номинальной ценности до тех пор, пока он уверен, что всякий другой готов поступать так же. Но возможно, например, что простой страх разрушит это доверие.

Получатель, который при обычных обстоятельствах принимает без возражений всякие деньги, являющиеся обычным или законным платежным средством, может теперь начать настаивать “на исключении из контракта” более дешевой валюты [В механическом истолковании, так как закон теперь утратил бы свою силу, перепонка не подчинялась бы больше давлению справа и произошла бы значительная разница в уровнях по обе стороны. Такой механизм иллюстрировал бы параллельное обращение двух металлов при свободной оценке каждого из них, но опыт показывает, что такое положение является слишком неудобным, чтобы долго удерживаться. Серебро будет циркулировать все менее и менее, т. е. скорость его обращения будет постепенно уменьшаться. Это, как мы видели, может быть изображено положением, что жидкость в денежном сосуде (только вправо от перепонки) получит большую плотность, тем самым передвигая перепонку вправо.

Если серебро совершенно перестанет циркулировать, перепонка окончательно передвинется направо и мы будем иметь золотой монометаллизм. Денежным результатом подобного отрицательного отношения к серебру будет, таким образом, повышение цены золота.]. Это значит, что он может настаивать при заключении всех своих будущих контрактов на платежах в монетах из лучшего металла, например золота, и тем самым содействовать дальнейшему падению обесцененных бумажных денег.
Итак, неразменные бумажные деньги, подобно нашим неразменным серебряным долларам, могут циркулировать al pari с другими деньгами, если количество их ограничено и они не являются слишком непопулярными. Если их количество постепенно увеличивается, то такие неразменные деньги могут изгнать все металлические деньги и вступить в неоспоримое обладание всей областью денежного обращения.
Но хотя подобный результат, т. е. такое положение, когда бумажные деньги являются единственными деньгами, и возможен, он редко является желательным. Без строгих законных гарантий неразменность является постоянным соблазном к злоупотреблениям, и этот факт сам по себе уже возбуждает недоверие деловых кругов и препятствует заключению долгосрочных контрактов и созданию предприятий. Неразменные бумажные деньги почти неизменно оказывались большим злом для страны, пользующейся ими. Между тем, хотя разменность не является безусловно необходимой для создания паритета их ценности с полноценными деньгами, практически она является мудрой предосторожностью.

Лишение разменности серебряного доллара в Соединенных Штатах является одним из главных дефектов в нашей неудовлетворительной денежной системе и постоянной опасностью.
Возможны различные степени разменности. Одной из наиболее интересных систем частичной разменности является система, известная теперь как “Gold-Exchange Standard”, при которой страны, не имеющие строгой золотой валюты, тем не менее поддерживают твердый паритет с золотом через внешние биржи. При этой системе правительство или его агенты хотя и не разменивают своих денежных знаков на золото, но разменивают их на векселя, подлежащие оплате золотом за границей, т. е. на иностранные девизы. Это значит, что правительство продает векселя на Лондон или Нью-Йорк по установленной цене.

Денежные знаки, которые оно таким образом получает и в известном смысле разменивает, оно держит вне обращения, пока цена иностранных векселей не упадет (т. е. пока спрос на размен не прекратится).
Система “Gold-Exchange Standard” может быть рассматриваема как особый вид “хромающей” валюты с дополнением в виде частичного размена.
Это дополнение, однако, значительно модифицирует природу “хромающей” валюты. “Хромающая” валюта без связи с Gold-Exchange может во всякое время разрушиться, если серебро (или всякие другие деньги с номинальным достоинством, превышающим их действительную ценность) станет настолько преизобилующим сравнительно с размерами торговли, что окончательно заменит собой золото. Как только все золото будет вытеснено из обращения, паритет с золотом нарушается. Но при системе “Gold-Exchange Standard” такая катастрофа может быть избегнута. На самом деле при этой системе нет необходимости всегда иметь золото в обращении. Готовность правительства продавать иностранную валюту по фиксированной цене и удерживать серебро, полученное за валюту, извлекает ровно столько денег из обращения, как если бы было действительно вывезено эквивалентное количество золота.

До тех пор пока правительство готово и способно регулировать цену векселей стран, имеющих золотую валюту, оно ipso facto поддерживает приблизительный паритет с золотом.



Содержание  Назад  Вперед