1. Уравнение обмена не предполагает


Система “хромающей” валюты, установившаяся теперь в Соединенных Штатах, логически представляет связующее звено между полным биметаллизмом и теми “сложными” системами, при которых любое количество различного рода денег может одновременно удерживаться в обращении. Способ, которым большинство современных цивилизованных государств решило проблему совместного обращения различных металлов, состоит в употреблении золота как валютного металла, а серебра, никеля и меди - исключительно как субсидиарных денег в ограниченном количестве, с ограниченным в большинстве случаев количеством бумажных денег, причем последние обычно разменны. Возможные вариации этих сложных систем бесчисленны. В Соединенных Штатах мы имеем в настоящее время систему очень сложную и во многих чертах вызывающую возражения, особенно (как мы сейчас увидим) против ее недостаточной эластичности.

Золото является основанием системы, и его чеканка свободна. Ограниченное число серебряных долларов, имеющих в денежной форме больше чем двойную ценность против ценности заключающегося в них металла, является наследством прежних биметаллических законов, на долгое время приведенных в бездействие бумажными деньгами Гражданской войны и окончательно уничтоженных в 1873 г. Две попытки - в 1878 и 1890 гг. - свернуть наполовину в сторону биметаллизма путем покупки серебра - попытки, прекращенные в 1893 г., значительно увеличили массу чеканного серебра. Попытка втолкнуть серебряные доллары в обращение встретила сопротивление торгового мира, и Конгресс вследствие этого выпустил два вида вышеупомянутых бумаг вместо серебряных долларов.

Наиболее важными являются “серебряные сертификаты”. Каждый серебряный сертификат обеспечен серебряным долларом, находящимся в кладовых правительства Соединенных Штатов.
Абсурдность положения состоит в фикции, что как будто бы серебро поддерживает бумагу al pari с золотом. Бумага удерживала бы свой паритет с золотом точно так же, если бы серебро совершенно отсутствовало. Серебряный доллар как слиток стоит дешевле, чем золотой доллар, точно так же как бумажный доллар как бумага стоит дешевле, чем золотой доллар. Тот факт, что серебро стоит дороже, чем бумага, не может в конце концов сделать бумагу равноценной целому доллару, пока серебро само не стоит целого доллара.

Колонна, которая составляет только половину расстояния от пола до потолка, может удерживать потолок не более, чем колонна в один дюйм вышины.
Бумажки, представляющие серебро, продолжали бы циркулировать так же хорошо, как циркулируют и теперь, если бы даже они и не имели серебряного покрытия, хотя абсурдность положения была бы тогда настолько очевидна, что они должны были бы быть изъяты из обращения. Безразлично, были ли бы полмиллиарда долларов новых денежных знаков, выпущенных в обращение по законам Бланда и Шермана, отчеканены из серебра, оцененного на 50% выше своей действительной ценности, или сделаны из бумаги, переоцененной в размере 100%, этот факт не оказал бы никакого действия на принцип “хромающей” валюты, который удерживает серебряные доллары al pari с золотыми. Серебро, праздно лежащее в кладовых казначейства, представляет собой чистую потерю; это была субсидия, выданная правительством для поощрения добычи серебра. Реальное значение этого серебряного запаса в настоящее время заключается только в том, чтобы вводить публику в заблуждение, что будто бы этот запас удерживает или помогает удерживать серебряные сертификаты al pari с золотом, между тем как этот паритет поддерживается ограничением количества сертификатов.

Серебро и представляющие его бумажки не могут упасть ниже паритета без того, чтобы не вытеснить золото из обращения, но они не могут вытеснить золота, так как количество их является для этого недостаточным.
Другой и явно бесполезной аномалией является существование массы гринбеков. Это суть билеты правительства Соединенных Штатов. По закону 1875 г. гринбеки к 1879 г. должны были быть изъяты из обращения в достаточном количестве, чтобы восстановить их паритет с золотом, но контрзаконом 1878 г. на 347 млн. долл. гринбеков было оставлено в обращении и циркулирует до сих пор.

Они не могут быть изъяты из обращения, и, как только они размениваются на золото, так тотчас же должны быть вновь выпущены. Они являются твердо установленным ингредиентом нашего денежного pot pourri, никогда не расширяясь и не суживаясь. Они держатся al pari с золотом по следующим причинам: 1) они ограниченны в количестве, 2) они разменны на золото по требованию, 3) они принимаются в уплату налогов и являются законным платежным средством. Но нелепо разменивать гринбеки, не изымая их из обращения. Действительно, это почти прямое логическое противоречие.

Абсурдность такого положения иногда приводила правительство к серьезным затруднениям.
Следующей составной частью нашего денежного обращения, которую нам еще предстоит рассмотреть, являются банкноты. Хотя законы о национальных банках уничтожили старые дурно согласованные банкноты банков отдельных штатов, но они связали новые банкноты с военным долгом, и эти банкноты остаются связанными таким образом и до настоящего времени, несмотря на то что выгоды от этой связи уже давно прекратились, а неудобства становятся все более острыми. Банкноты национальных банков по закону не могут быть выпускаемы на сумму, превышающую долг правительства, какая бы крайняя ни была в них нужда, и правительство не может платить свои долги без того, чтобы не принуждать тем самым национальные банки уничтожать свои банкноты.
Одна из курьезных аномалий этого положения состоит в том, что цены на облигации государственных займов Соединенных Штатов так высоки и, следовательно, размер процента, приносимого этими обязательствами, является настолько низким, что действительно является меньше побуждений выпускать банкноты в местностях, где ставка процента высока, как на Западе, чем в местностях, где она низка, как на Востоке.
В результате мы имеем малоэластичное денежное обращение, не только не могущее приспособляться к сезонным колебаниям торговли и тем самым смягчать вытекающие из этих колебаний изменения в уровне цен, но и остающееся твердой и плотной массой, к которой должны прилаживаться все остальные элементы уравнения обмена [Закон Aldrich - Vreelanda 1908 г. не изменил этого положения, так как он может быть полезным только в смягчении бедствий кризиса, но совершенно не вносит эластичности в денежное обращение в обычное время.].
Остающиеся части нашей системы денежного обращения, как, например, разменные и мелкие монеты, соответственно спросу публики являются удовлетворительными. Золотые и денежные вкладные билеты остаются почти независимыми частями системы, так как они являются просто правительственными квитанциями, выпущенными для удобства публики и представляющими вклад золота или гринбеков.
Состояние денежного обращения в Соединенных Штатах на 1 июля 1912 г. представлено в следующей таблице, извлеченной из отчетов государственного контролера и государственного казначея.
Денежное обращение в Соединенных Штатах, млн. долл.


Золото
Серебро
Билеты (ноты) С.-А.С.Ш.
Банкноты
Разменные и мелкие монеты
Всего
В казначействе Соединенных Штатов
2641
262
9
40
26
365
В банках
8013
2174
253
108
38
1417
В обращении
7525
3236
85
597
107
1864
Всего
1817
566
347
745
171
3646

1 “Свободное” золото (т. е. за исключением находящегося в Казначействе в качестве золотых сертификатов, выпущенных в обращение).
2 “Свободное” серебро (т.е. за исключением серебра, находящегося в Казначействе в качестве обеспечения серебряных сертификатов, выпущенных в обращение).
3 Включая 563 млн. золотых сертификатов, обеспеченных золотом, депонированным в кладовых правительства С. Шт.
4 Включая 194 млн. серебряных сертификатов, обеспеченных серебром, депонированным в кладовых правительства С. Шт.
5 Включая 380 млн. золотых сертификатов, обеспеченных золотом, депонированным в кладовых правительства С. Шт.
6 Включая 275 млн. серебряных сертификатов, обеспеченных серебром, депонированным в кладовых правительства С. Шт.
Мы видим систему денежного обращения, в которой золото -основание всей системы - составляет от 1/3 до половины всей циркуляции, находящейся вне казначейства и банков, и немного более половины денег, составляющих банковские резервы, обеспечивающие депозиты (и банкноты, хотя последние гарантированы правительством). Остальная часть денег в обращении состоит почти целиком из неэластичных и почти постоянных элементов. Следовательно, изменение в количестве золота в обращении не вызовет пропорционального изменения в количестве всех денег в обращении, но только приблизительно в трети их. Но так как, однако, почти все деньги могут быть употребляемы как банковские резервы, даже банкноты национальных банков применялись с этой целью банками штатов [Банки штатов (State banks) отличаются от национальных банков тем, что они не имеют права выпуска банкнот и учреждаются особым законом в отдельных штатах. - Примеч. перев.] и кредитными компаниями, то пропорциональные отношения между деньгами в обращении, деньгами в резервах и банковскими депозитами будут поддерживаться приблизительно точно, как при нормальном положении дел.

Законодательные постановления, касающиеся резервов, усиливают тенденцию к сохранению такого соотношения.
Таким образом, мы имеем в Соединенных Штатах систему денежного обращения, в которой, как было отмечено, только золото является действительно легкоприспособляемой к нуждам оборота частью. А так как золото требует времени для чеканки или для транспортирования его из других стран, то приспособляемость всей системы денежного обращения к нуждам торгового оборота происходит медленно и недостаточно мягко по сравнению с быстрой эмиссией или изъятием банкнот, практикуемыми в других странах. Сезонные изменения покупательной силы денег, так же как и изменения, связанные с кризисом и кредитными циклами, являются, таким образом, значительно и излишне усиленными.

Когда это второе издание готовилось к печати, казалось вероятным, что Конгресс сможет наконец утвердить закон, имеющий целью устранить это обстоятельство.



Содержание  Назад  Вперед